ДИПЛОМ

Система договоров в гражданском праве


ВУЗ - МГУ
Объем работы - 70 страниц формата A4
Год защиты - 2017

Оформите предварительный заказ, чтобы узнать стоимость работы.


СОДЕРЖАНИЕ:

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………….2

ГЛАВА 1. Общие положения систематизации гражданских договоров……...5

1.1. Общая характеристика системы гражданских договоров……………….5
1.2. Направленность договоров как системный признак………………… ..9
1.3. Субъектные особенности договоров как системные признаки………. 18
1.4. Предмет договора как системный признак……………………………31

ГЛАВА 2. Анализ отдельных типов договоров и порядок их заключения..34

2.1. Договоры, направленные на передачу имущества в собственность….34
2.2. Договоры, направленные на выполнение работ и оказание услуг…….51
2.3. Договоры, направленные на предоставление отсрочки возврата имуще-ства………………………………………………………………………………..63


ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………..74

БИБЛИОГРАФИЯ…………………………………………………………….77







ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Любая наука на определенном этапе своего развития приходит к необходимости систематизации накопленных знаний. «Системность знания, то есть его достаточно жесткая организованность по определенным правилам, всегда выступает как существенный признак науки» . Построение знаний по системным принципам способствует глубокому познанию объективной сущности окружающего мира. Правильно выстроенная система вскрывает наиболее значимые сходства и различия между входящими в нее элементами и, как следствие, способствует тому, чтобы наши представления об окружающем мире в наибольшей степени соответствовали его истинному содержанию.
Все сказанное в полной мере относится к формированию системы гражданских договоров. Исследование всех договоров в качестве единой системы позволяет рассматривать договоры не как разрозненную массу отдельных видов договоров, а как определенную их совокупность, обладающую внутренней целостной структурой. Системное исследование позволяет понять, что объединяет все договоры в единое целое и что в рамках этого единого целого разграничивает их между собой.
Во-первых, системный подход в построении и анализе договорного права служит достижению правотворческой цели, под которой понимается создание эффективного законодательства. Он способствует выявлению признаков правоотношений, влияющих на правовое регулирование, и значимой для права связи между этими признаками. Системный анализ обеспечивает надлежащую соподчиненность правовых норм, их унификацию и дифференциацию. Научно-обоснованная система гражданских договоров позволяет выявить, какие признаки общественных отношений требуют применения того или иного правового механизма, и распределить общественные отношения по группам на базе этих признаков. Во-вторых, исследование системы договоров направлено на решение правоприменительной задачи. Для эффективного применения гражданского законодательства к конкретному договору необходимо правильно его квалифицировать. Правоприменительная квалификация будет верной лишь в том случае, когда она совпадает с квалификацией правотворческой.
Анализ судебно-арбитражной практики подтверждает актуальность исследования системы договоров. Количество споров, вытекающих из договорных правоотношений, систематически возрастает. Качество правосудия по таким делам во многом зависит от правильности квалификации договоров. Кроме того, системное применение законодательства о договорах влияет на оперативность разрешения споров. Правильное определение предмета доказывания обеспечивает полное исследование фактических обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора, и, соответственно, способствует уменьшению количества дел, направляемых вышестоящими инстанциями на новое рассмотрение.
Все сказанное обусловливает актуальность темы исследования, которая не уменьшается от того, что определенная система договоров закреплена в Гражданском кодексе РФ (далее - ГК РФ).
Целью исследования является определение основных принципов, правовых идей построения и выявление признаков, по которым построена система договоров в российском гражданском праве.
Поставленная цель определила решение следующих задач:
 рассмотреть общую характеристику системы гражданских договоров;
 изучить направленность договоров как системного признака;
 определить субъектные особенности договоров как системные признаки;
 определить предмет договора как системный признак;
 изучить договоры, направленные на передачу имущества в собст-венность;
 изучить договоры, направленные на выполнение работ и оказание услуг;
 изучить договоры, направленные на предоставление отсрочки возврата имущества.
Объектом исследования являются общественные отношения, возни-кающие в сфере систематизации гражданских договоров.
Предметом исследования являются нормативно-правовые акты, регулирующие договорные отношения.
Методологической основой исследования являются сравнительно-правовой, комплексный и системный анализ исследуемых отношений.
Теоретическую основу исследования составили труды российских цивилистов, в частности, Т.Е. Абовой, М.М., В.В.Брагинского, С.Н. Братуся, В.Г. Вердникова, С.Э. Жилинского, О.С. Иоффе, А.Ю. Кабалкина, Н.И. Клейн, О.М. Козырь, А.С. Комарова, С.М. Корнеева, О.А. Красавчикова, М.И.Кулагина, В.Н. Литовкина, Е.А. Флейшиц, Г.С. Шапкиной, Г.Ф. Шершеневича, В.Ф. Яковлева, В.С. Якушева и других .
Практическое значение результатов исследования. Теоретические выводы и предложения, сформулированные в дипломной работе, могут быть использованы при совершенствовании действующего законодательства о договорах, а также правоприменительной практики. Работа может быть использована в процессе преподавания в вузах курса «Гражданское право» и спецкурса «Договорное право».
ГЛАВА 1. Общие положения систематизации гражданских договоров

1.1. Общая характеристика системы гражданских договоров

Характеризуя систематизацию гражданских договоров, необходимо решить следующие задачи: рассмотреть общую характеристику системы гражданских договоров, изучить направленность договоров как системного признака, определить субъектные особенности договоров как системные признаки, определить предмет договора как системный признак. Для решения поставленных задач мы проанализировали действующее законодательство, нормативно-правовые акты, теоретическую литературу по вопросам регулирования гражданских договоров.
Система определяется в философской литературе как целостное мно-жество взаимосвязанных элементов. Соответственно, исследование того или иного объекта как системы предполагает, во-первых, наличие множества элементов, рассматриваемых в качестве единиц анализа; во-вторых, взаимосвязанность этих элементов с обязательным присутствием системообразущих связей, обеспечивающих целостность системы; в-третьих, иерархичность строения, выражающуюся в понимании системы как элемента системы более высокого уровня .
Все сказанное в полной мере относится к формированию системы гражданских договоров.
Прежде всего, необходимо исходить из того, что система гражданских договоров, как и всякая правовая система, существует объективно, и задача состоит лишь в том, чтобы познать ее. Познание системы права предполагает изучение обусловленности различных правовых форм объективными факторами общественного развития, объективно существующей системой самих экономических отношений. «Научное формулирование правового принципа означает лишь констатацию воплощения в нормах права какой-то существенной черты общественных отношений» . Юристы должны искать объективные принципы построения правовой системы в закономерностях, присущих регулируемым отношениям. «Задача исследователя, если он не только на словах исходит из объективности права, - обнаружить характерные черты отношений, которые требуют специфической формы регулирования» . Это, естественно, не исключает изучения и развития самих правовых форм с целью повышения эффективности юридического воздействия на общественные отношения.
Понятие договора многогранно. Его можно рассматривать с трех точек зрения: как основание возникновения правоотношения; как само правоотношение, возникшее из этого основания; и, наконец, как форму, которую соответствующее правоотношение принимает. О.С.Иоффе отмечал, что «для всестороннего ознакомления с сущностью договора он должен быть изучен и как юридический факт, и как правоотношение, и как форма, используемая при его заключении» .
Системный подход может быть использован для изучения договора во всех указанных значениях. И каждое из этих исследований имеет научную ценность. Однако, на наш взгляд, наибольший интерес представляет системный анализ договоров как правоотношений. Именно он позволяет выявить объективные закономерности взаимодействия между правом и регулируемыми им общественными отношениями.
Система договоров есть правовая система. Это означает, что входящие в нее договоры объединяются и разделяются по юридическим признакам. Договоры, имеющие общее правовое регулирование, объединяются в одну классификационную группу, а договоры, обладающие юридическими различиями, разводятся по разным группам. Необходимо лишь учитывать, что для глубокого познания системы договоров требуется исследование тех материальных (экономических) признаков, которые обусловливают элементы юридического механизма и, соответственно, предопределяют разделение договоров на группы по правовой специфике. Таким образом, на основе нормообразующих признаков формируется правовая система.
Основная цель законодательного регулирования заключается в том, чтобы с максимальной эффективностью регламентировать общественные отношения. Об эффективном правовом регулировании можно говорить лишь в том случае, когда нормы права адекватно отражают регулируемые общественные отношения. В частности, это означает, что отношения, имеющие общие черты, должны регулироваться одинаковыми правовыми нормами, отражающими эти общие признаки, а отношения, имеющие различия, необходимо регламентировать с учетом этих различий,
Для решения указанной задачи требуется системный подход к построению и анализу гражданского права вообще и договорного права, в частности. Только при использовании системного подхода можно установить признаки, объединяющие договорные отношения в единое целое, и признаки, которые в рамках этого единого целого отличают одни правоотношения от других. Исследование всех договоров в качестве единой, стройной системы позволяет рассматривать договоры не как разрозненную массу отдельных, не имеющих между собой связи, видов договоров, а как определенную их совокупность, обладающую внутренней целостной структурой, совокупность, в основе которой лежат единство и взаимосвязь между отдельными договорами. Правильная, научно-обоснованная система гражданских договоров позволяет выявить, какие признаки общественных отношений требуют применения того или иного правового механизма, и распределить общественные отношения по группам на базе этих признаков .
Формирование системы гражданских договоров (как системы определенной труппы правоотношений) способствует решению следующих задач.
Во-первых, системный подход служит достижению правотворческой цели, под которой понимается создание эффективного законодательства. Эффективность правового регулирования непосредственно зависит от того, насколько верно выявлены признаки правоотношения, обусловливающие необходимость определенного правового регулирования, и насколько адекватно эти признаки отражены в нормах права. При этом каждый из системообразующих признаков выполняет двойную функцию. С одной стороны, он позволяет разделить по разным группам договоры, требующие различной правовой регламентации. С другой стороны, он позволяет объединить в одной группе договоры, к которым в силу наличия у них общего признака применимо унифицированное регулирование.
Системообразующие признаки договорных отношений разнообразны. Они могут дополнять друг друга. Соответственно, возникает вопрос о сочетании правового регулирования, обусловленного различными системными признаками. И этот вопрос должен разрешаться в законодательстве с учетом принципов формирования системы договоров.
Построенная на объективных признаках система договорного права значительно облегчает понимание не только буквы закона, но и оказывает существенную помощь в формировании правовых суждений относительно существа самого закона, в уяснении того порядка, к которому стремится законодатель. Таким образом, научно обоснованная система договоров необходима, прежде всего, для того, чтобы выявить специфику тех или иных договорных отношений и выработать правовую регламентацию, адекватную регулируемым отношениям.
Во-вторых, законодательство построенное на основе научно-обоснованной правовой системы, эффективно только тогда, когда оно адекватно применяется на практике. Иными словами, построение системы договоров предполагает решение правоприменительной задачи. Правоприменение должно соответствовать духу и букве закона. Нормы права следует применять именно к тем правоотношениям, для регулирования которых они предназначены. Для этого представления о системе договоров в процессе правоприменения должны в полной мере соответствовать той системе, которая реально существует в законе. Необходимо, чтобы критерии правоприменительной квалификации правоотношений в точности соответствовали тем системным признакам, которые были приняты за основу законодателем при создании правовых норм. В связи с этим одна из главных задач правоприменения заключается в том, чтобы установить, какие правоотношения, по замыслу законодателя, должны регламентироваться определенными правовыми нормами, и выработать практически удобный критерий выделения этих правоотношений, в точности соответствующий критерию законодательному.
Для эффективного применения гражданского законодательства к кон-кретному договору необходимо правильно его квалифицировать. Правильно квалифицировать договор - значит, на основе выделения в нем системных признаков применить к нему те нормы права, которые созданы для регулирования именно данных договоров .


1.2. Направленность договоров как системный признак

Критериями формирования системы гражданских договоров являются значимые для права признаки общественных отношений. Один из таких признаков заключается в направленности обязательства, в результате, к которому стремятся его участники. Он обусловливает различные элементы правового регулирования и, прежде всего, права и обязанности, отражающие цель правоотношения. Значимость данного системного фактора была отмечена еще И.Б.Новицким, который писал, что попытка провести классификацию обязательств не по формальным признакам, а по существу, именно в связи с целями в области обязательственного права, «представляет интерес потому, что цель действительно является чрезвычайно существенным моментом для обязательства, определяющим содержание обязательства. Цель обязательства - это удовлетворение известного интереса, которым определяется содержание обязательства. Таким образом, когда классификация оснований возникновения обязательств ставится в связь с целью обязательств, эта классификация должна получить действительно жизненный характер» .
Многие ученые-юристы, классифицируя гражданские договоры, исходили из того, что именно данный признак является стержневым системным фактором. Однако не всеми он понимался одинаково. Соответственно, и классификации, проведенные по этому основанию, отличались одна от другой.
О.С.Иоффе, основываясь на комбинированном критерии, включающем в себя экономические и соответствующие им юридические признаки, выделил следующие группы договоров :
1) по возмездной реализации имущества;
2) по возмездной передаче имущества в пользование;
3) по безвозмездной передаче имущества в собственность или в пользование;
4) по производству работ;
5) по оказанию услуг;
7) по перевозкам;
8) по кредиту и расчетам;
9) по совместной деятельности;
10) по страхованию.
М.И.Брагинский и В.В.Витрянский , используя критерий «результата», разделили гражданские договоры на четыре группы: направленные, во-первых, на передачу имущества, во-вторых, на выполнение работ, в-третьих, на оказание услуг и, в-четвертых, на учреждение различных образований3. Как можно заметить, в данной классификации, в одной группе объединены все договоры, направленные на передачу имущества. В отдельных работах МИ.Брагинский уточняет и изменяет указанную классификацию . Данные вопросы анализировались и другими авторами .
Разнообразие классификаций обусловлено весьма неоднозначным пониманием направленности как системного признака. Можно ли сказать, что целью правоотношения является передача имущества? В принципе — да. При таком подходе все договоры, направленные на передачу имущества, должны быть объединены в одной классификационной группе. С другой стороны, по-своему правы и те авторы , которые вкладывают в понятие направленности более конкретное содержание и, как следствие, отделяют, в частности, договоры, направленные на передачу имущества в собственность, от договоров, направленных на передачу имущества в пользование.
Что же все-таки необходимо понимать под направленностью договора как системным признаком?
Отвечая на этот вопрос, важно помнить, что теоретический и практический смысл любой классификации, проведенной по значимому для договорного права системному признаку, заключается в том, что она позволяет, с одной стороны, объединить в одной группе договоры, требующие единого (в той или иной степени) правового регулирования, а с другой стороны, развести по разным группам договоры, требующие различной регламентации. Это в полной мере относится и к признаку направленности. Поэтому в него должно быть вложено содержание, позволяющее выработать критерий, на основе которого можно объединить договоры, требующие унифицированного регулирования, и разделить договоры, которые должны регламентироваться по-разному. Иными словами, системный признак направленности должен иметь нормообразующее значение.
При установлении того, какая направленность обязательства имеет нормообразующее значение, необходимо учитывать следующее.
Во-первых, фундаментальные особенности содержания договора предопределяются не просто фактическими действиями его участников, а фактическими действиями, имеющими законченную экономическую и юридическую характеристику и вследствие этого значимыми для права. Поэтому направленность обязательства как нормообразующий признак выражается не в основном действии обязанного лица как таковом, а в экономическом и юридическом результатах, на достижение которых направлено это действие. Это естественно, потому что применение единых норм к различным отношениям возможно лишь в том случае, когда эти отношения имеют сущностное единство, требующее отражения одинаковыми правовыми нормами. Сами по себе фактические действия, как правило, не могут быть основой для унификации, потому что они, будучи вырванными из контекста, не отражают ни экономической, ни юридической сущности правоотношения.
Данный принцип реализован в ГК РФ. Например, в договорах купли-
продажи и аренды одно лицо передает другому определенное имущество.
Однако сама по себе передача имущества не отражает сути
правоотношения. Значение имеет экономический и юридический результат
этих действий. Поэтому правовая регламентация купли-продажи
обусловливается не просто передачей имущества, а передачей имущества в
собственность. Соответственно, нормативно-правовая база договора аренды
предопределяется тем, что имущество передается во временное
пользование. Вот почему правила купли-продажи в корне отличаются от
арендных норм. Отсутствие общего нормообразующего признака не
позволяет выработать принципы правового регулирования и нормы,
которые являлись бы общими для всех обязательств, в которых происходит
передача имущества. В связи с этим разведение по разным группам в
классификации по признаку направленности договоров, предусматри-ваю-их передачу имущества в собственность, и договоров, предусматривающих передачу имущества в пользование, представляется правильным, а предложения объединить в одной классификационной группе все договоры, предусматривающие передачу имущества, без учета экономической и юридической цели такой передачи, - небесспорным.
Значение разделения договоров направленных на передачу имущества в собственность и в пользование, в полной мере проявляется в судебной практике.
Приведем пример. Между банком и АО был заключен договор, согласно ко-торому банк обязался передать в собственность АО часть своих акций, а АО в порядке оплаты акций обязалось передать банку часть своих нежилых помещений. В дальнейшем АО обратилось в арбитражный суд с иском о признании договора недействительным. При рассмотрении спора суд установил, что в договоре не указано, в собственность или в пользование передаются помещения. Предшествовавшее заключению договора и последующее поведение сторон свидетельствовало о том, что банк, заключая сделку, имел намерение получения помещения в собственность, а АО - передать их во временное пользование. Поскольку стороны не достигли соглашения о типе заключаемого договора (купля-продажа помещений или передача их в аренду), суд обоснованно признал договор незаключенным.
Во-вторых, важно учитывать, что экономический и юридический ре-зультат как сущность системного признака направленности договора не всегда выражается только в том, в собственность или в пользование передается имущество. Цель, которую преследуют стороны, вступая в договорные отношения, - явление более глубокое. Для некоторых правоотношений передача имущества в собственность, во владение или в пользование сама по себе представляет собой не цель договора, а лишь средство ее достижения. Поэтому обязательства, предусматривающие, например, передачу имущества во временное владение другому лицу, могут иметь разную направленность и, соответственно, требовать различной правовой регламентации .
Сравним, к примеру, договоры аренды и хранения. Оба этих обязательства предполагают передачу имущества на определенный срок другому лицу с условием его возврата. Но цели их различны. Договор хранения направлен на обеспечение сохранности имущества, а договор аренды - на предоставление возможности извлекать из имущества полезные свойства. Соответственно, при хранении услугу оказывает лицо, принимающее вещь во владение, а при аренде основное договорное действие (предоставление имущества во владение и пользование) совершает лицо, передающее вещь во владение. Поэтому, несмотря на некоторое сходство данных отношений, для них предусмотрено различное правовое регулирование в ГК РФ.
Эта же закономерность проявляется при сравнении аренды с договором доверительного управления имуществом. Договор доверительного управления имуществом, относящийся к группе обязательств, направленных на выполнение работы (оказание услуги), и договор аренды, направленный на передачу имущества во временное пользование, имеют значительное внешнее сходство. Оба договора предусматривают передачу имущества. Однако в отличие от договора аренды, направленного на предоставление арендатору возможности извлекать имущественную выгоду из владения и пользования арендованным имуществом, цель доверительного управления заключается в оказании услуг по осуществлению прав собственника в отношении договорного имущества. Поэтому при аренде имущественную выгоду оплачивает лицо, которому передается имущество, а при доверительному управлении - лицо, передающее имущество. Разная направленность обусловила принципиально различное правовое регулирование.
В-третъих, в процессе исполнения договора стороны могут совершать действия, направленные на достижение промежуточной экономической (юридической) цели. Поэтому важно учитывать, что направленность обязательства как системный признак предопределяется только конечной целью. Например, договоры купли-продажи и займа предусматривают передачу имущества в собственность. Тем не менее, они отличаются друг от друга по признаку направленности. Конечной целью купли-продажи является передача имущества в собственность с получением имущественного эквивалента. Цель заемного обязательства заключается в предоставлении отсрочки возврата такого же количества имущества того же рода и качества. Именно особенности конечных целей предопределяют принципиально различные конструкции содержания и иных правовых элементов рассматриваемых договоров, что отражено в нормах ГК РФ. Поэтому для объединения в одной классификационной группе договоров купли-продажи и займа, на наш взгляд, нет дос-таточных оснований.
В-четвертых, в качестве системного признака может рассматриваться лишь такая направленность обязательства, которая охватывается интересами всех его участников. Цель договорных действий, объективно не имеющая значения хотя бы для одной из сторон, не является основой для формирования правовых норм.
Например, по договору доверительного управления имуществом, также как при поручении и комиссии, могут совершаться юридически значимые действия. Однако целью доверительного управления имуществом является оказание услуг по осуществлению прав собственника в отношении определенного имущества для получения имущественной выгоды. Это - услуга по управлению имуществом в течение обусловленного срока. Учредителя управления интересует одно - получение имущественной выгоды от использования договорного имущества. Какими фактическими и юридическими действиями доверительный управляющий будет этого добиваться - остается за рамками интересов учредителя управления. Поэтому нормы института до-верительного управления имуществом отражают именно эту направленность, являющуюся общей для обеих сторон, а не направленность на оказание конкретных юридических и фактических услуг.
В-пятых, направленность договора необходимо отличать от поведения сторон, обусловленного неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.
Таким образом, под направленностью обязательства как системным признаком договорного права следует понимать конечные экономический и юридический результаты, на достижение которых направлены основные действия участников договора.
Представляется, что по признаку направленности все гражданские договоры могут быть разделены на семь групп :
1) договоры, направленные на передачу имущества в собственность;
2) договоры, направленные на передачу в пользование объектов гражданских прав;
3) договоры, направленные на выполнение работы или оказание услуги;
4) договоры, направленные на страхование имущественных рисков;
5) договоры, направленные на предоставление отсрочки возврата такого же количества имущества того же рода и качества или на отсрочку оплаты;
6) договоры, направленные на достижение цели, единой для всех участников (общецелевые договоры);
7) договоры, направленные на замену лица в обязательстве,
В первую группу входят договоры купли-продажи (глава 30 ГК РФ), мены (глава 31 ГК РФ), дарения (глава 32 ГК РФ), ренты и пожизненного содержания с иждивением (глава 33 ГК РФ).
Группу договоров, направленных на передачу в пользование объектов гражданских прав, составляют аренда (глава 34 ГК РФ), наем жилого помещения (глава 35 ГК РФ), безвозмездное пользование (глава 36 ГК РФ) и коммерческая концессия (глава 54 ГК РФ).
Третья группа является наиболее многочисленной. В нее включаются подряд (глава 37 ГК РФ) выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ (глава 38 ГК РФ), возмездное оказание услуг (глава 39 ГК РФ), перевозка (глава 40 ГК РФ), транспортная экспедиция (глава 41 ГК РФ), услуги по расчетам (глава 46 ГК РФ), хранение (глава 47 ГК РФ), поручение (глава 49 ГК РФ), комиссия (глава 51 ГК РФ), агентирование (глава 52 ГК РФ) и доверительное управление имуществом (глава 53 ГК РФ). К этой группе можно также отнести и договор банковского счета (глава 45 ГК РФ), поскольку наряду с заемной направленностью он предусматривает оказание специфических банковских услуг.
Четвертая группа состоит из договоров имущественного и личного страхования (глава 48 ГК РФ). Результат страхования - защита от случайностей путем участия в общем страховом фонде - составляет специальный признак, присущий только страховому договору.
Группу договоров, направленных на предоставление отсрочки возврата такого же количества имущества того же рода и качества или на отсрочку оплаты, составляют заем и кредит (глава 42 ГК РФ), а также банковский вклад (глава 44 ГК РФ). Договор банковского счета, будучи своего рода узаконенным комплексным обязательством, соединяющим заем и оказание банковских услуг, также может быть включен в эту группу.
Особое место в классификации по признаку направленности занимает группа общецелевых обязательств, в которую включаются обязательства, направленные на создание юридического лица (учредительные договоры), и договоры, направленные на организацию совместной деятельности без образования юридического лица (договоры простого товарищества),
Целью договоров, направленных на замену лица в обязательстве, является передача прав и (или) обязанностей. Несмотря на то, что передаваемые права и обязанности могут вытекать из различных договоров (купли-продажи, подряда, займа и т.д.), оказалось возможным сформулировать для них унифицированные правила. Эти нормы собраны в 24 главе Общей части ГК РФ. Помимо общих институтов цессии и делегации к данной группе относится договор финансирования под уступку денежного требования, регулированию которого посвящена глава 43 ГК РФ.
Важно учитывать, что направленность является многоуровневым системным признаком. Это выражается в том, что единая направленность может иметь частные различия, обусловливающие специфику законодательной регламентации. Соответственно, и классификация договоров по признаку направленности является многоступенчатой. Группа договоров, выделенная по основному признаку направленности, может быть, в свою очередь, разбита на более мелкие группы в зависимости от специфики проявления данного системного признака.


1.3. Субъектные особенности договоров как системные признаки

Субъектные особенности договора состоят из следующих системных признаков :
1) Экономическое неравенство контрагентов;
2) Участие в гражданском договоре субъектов, основанных на государственной или муниципальной собственности;
3) Фигура предпринимателя как нормообразующий фактор;
4) Иные особенности субъектного состава, влияющие на правовое ре-гулирование договоров.
Рассмотрим более подробно эти признаки.
Экономическое неравенство контрагентов.
Гражданские правоотношения разнообразны. Во многих случаях их участники занимают экономически неравное положение. Это непосредственно влияет на характер договорных отношений. Стороны располагают различными возможностями влияния на формирование обязательства, обеспечение его исполнения и т.п. Иногда указанные различия достигают степени несопоставимости, когда один из участников договора не располагает никакими возможностями оказывать какое-либо влияние на контрагента в целях исполнения вытекающего из договора обязательства. И напротив. Другая сторона, располагая всеми реальными возможностями, в состоянии диктовать партнеру по договору свою волю. В подобных ситуациях, если не предпринимаются меры на уровне правового регулирования соответствующих правоотношений, сильная сторона в обязательстве полностью подчиняет своей воле слабую сторону, а последняя попадает в рабскую зависимость от своего контрагента. При таком положении не может быть и речи о равенстве участников гражданских правоотношений.
Но если даже одна из сторон экономически сильнее другой, они тем не менее должны выступать в гражданско-правовом отношении как субъекты, располагающие равными возможностями, и в равной степени находить признание и защиту своих интересов. Государство должно помогать экономически слабой стороне, используя соответствующие приемы правового регулирования. Реализация данной задачи требует формального отступления от одного из основных принципов гражданского законодательства - равенства участников гражданско-правовых отношений (ст. 1 ГК РФ). Фактически же, предоставляя слабой стороне дополнительные права и, соответственно, возлагая на ее контрагента по договору дополнительные обязанности, ГК РФ и другие законы тем самым обеспечивают на деле равенство участников дого-ворных отношений.
Следовательно, задача гражданского права состоит в «выравнивании» участников имущественного оборота путем установления для слабой стороны обязательства особых условий участия в договорных отношениях: льготного порядка заключения, изменения или расторжения договора, предоставления слабой стороне в обязательстве дополнительных прав и возложения на ее контрагента дополнительных обязанностей, ужесточения ответственности сильной стороны в обязательстве за его неисполнение либо ненадлежащее исполнение и, наоборот, ограничение ответственности слабой стороны и т.п.
Необходимость специфического правового регулирования диктуется различными субъектными особенностями: спецификой гражданина как такового, гражданина-потребителя, потребителя в широком смысле (как стороны, противостоящей производителю). Слабой стороной может быть и производитель, занимающийся определенным видом предпринимательской деятельности. Таковым, к примеру, является сельскохозяйственный производитель, продающий свою продукцию. От степени экономического неравенства зависит «дозирование» правовых средств, требующихся для его устранения. И потому чрезвычайно важно выявить каждый вид обязательства, характеризующийся экономическим неравенством контрагентов, и правильно установить субъектный признак, которым экономическое неравенство обусловлено. От этого зависят правильная и полная унификация юридического материала, распространение действия правовых норм, отражающих определенный уровень экономического неравенства, на все правоотношения, характеризующиеся этим неравенством.
Экономическое неравенство участников гражданских правоотношений, обусловленное теми или иными субъектными особенностями, является фактором, требующим специфического правового регулирования. В связи с этим задача законодателя состоит в том, чтобы выявлять данные субъектные особенности и вырабатывать адекватные юридические правила.
Необходимо иметь в виду, что различные уровни экономического неравенства, обусловленные разными субъектными признаками, могут присутствовать в договоре одного типа (вида). Если каждый из таких уровней требует специального регулирования, оно должно быть предусмотрено в законе. При этом важно не запутаться в многоступенчатости нормообразующих факторов, не замкнуть на узкий круг правоотношений такие нормы, которые должны применяться для более широкого уровня. И наоборот, правильно установив специфику более узкого круга обязательств, выделить обусловливающие ее признаки и четко определить, что нормы, регулирующие эту специфику, применяются только к этим правоотношениям .
Для эффективности законодательного регулирования необходимо, чтобы специальный правовой режим, направленный на устранение экономического неравенства, был предусмотрен для всех договоров, характеризующихся таким неравенством. В связи с этим задача состоит, прежде всего, в том, чтобы установить, в каких обязательствах имеется экономическое неравенство контрагентов. Оценивая действующее гражданское законодательство, приходится констатировать, что не для всех обязательств с участием экономически неравноправных субъектов предусмотрено соответствующее правовое регулирование.
Участие в гражданском договоре субъектов, основанных на государ-ственной или муниципальной собственности.
В любом обществе государство как публичное образование является участником гражданских правоотношений. Степень участия государства в товарно-денежных отношениях зависит от многих экономических и политических факторов. Однако, как представляется, всегда необходимо стремиться к таким пропорциям влияния государства на товарно-денежные отношения, которые обеспечивали бы эффективное развитие экономики и надлежащее выполнение возложенных на государство публичных задач. Во всяком случае государство и общество всегда должны иметь более или менее четкие представления относительно масштабов существования государственной собственности и того, какие масштабы оптимальны для этого общества, для конкретных условий.
Современное российское гражданское законодательство исходит из того, что режим различных форм собственности в условиях рынка должен быть в своей основе единым. В п. 1 ст. 124 ГК РФ, в частности, сказано, что Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования вступают в гражданские правоотношения на равных началах с другими участниками этих отношений - гражданами и юридическими лицами.
В ГК РФ сформулировано большое количество унифицированных норм, применимых к любым типам (видам) договоров, в которых участвует государственная (муниципальная) собственность. Эти правила касаются различных элементов правового механизма.
1) Субъекты обязательства. Государство может участвовать в граж-данских правоотношениях непосредственно и опосредованно (через свои предприятия и учреждения). Особенности непосредственного участия госу-дарства в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, от-ражены в гл. 5 ГК РФ. Опосредованное участие государства в гражданских правоотношениях осуществляется путем создания государственных учреждений, унитарных предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, а также путем участия в различных коммерческих организациях (акционерных обществах, обществах с ограниченной ответственностью).
2) Предмет договора. В действующем законодательстве больше вни-мания обращается на вещественный состав государственной собственности (предприятия, здания, сооружения, оборудование, сырье, материалы и т.д.) и значительно меньше - на деньги. Между тем отсутствие четкого регулирования в денежной сфере, в том числе обязательственных отношений, приводит к тому, что государственные денежные средства по ходу их движения перехватываются частными структурами и используются в обязательственно-правовом обороте в качестве источника увеличения уже частных накоплений.
3) Формирование договорных условий. Поскольку договоры с участием государственной собственности преследуют публичные интересы, закон должен предусматривать юридический механизм, обеспечивающий контроль за соблюдением этих публичных интересов. В частности, свобода усмотрения государственного чиновника по определению условий договора должна быть сведена к минимуму. Необходимо, чтобы законодательство содержало императивные нормы, регулирующие условия таких договоров (цена, порядок оплаты, сроки выполнения обязательства, имущественная ответственность, условия и порядок прекращения договора и т.д.).
4) Имущественная ответственность. Публичное значение правоот-ношений с участием государственной собственности должно учитываться и при применении мер имущественной ответственности, в первую очередь тех, которые установлены законом.
Помимо обычных правоотношений с участием государственной собственности, существует группа обязательств, имеющих особое значение для государства, для поддержания нормального существования общества. Это касается создания государственного резерва, поддержания необходимого уровня обороноспособности страны, обеспечения экспортных поставок для выполнения международных обязательств, реализации федеральных и региональных целевых программ и т.д.
Фигура предпринимателя как нормообразующий фактор
В основе построения системы гражданских договоров лежит признак направленности, той экономической и юридической цели, к которой стремятся участники правоотношения. Этот признак предопределяет наиболее существенные элементы юридического регулирования, большинство из которых являются общими для всех обязательств одинаковой направленности независимо от субъектных особенностей. «В условиях рыночной экономики не может быть принципиальных различий между регулированием предпринимательских отношений и отношений между другими участниками различного рода имущественных сделок». Изложенный концептуальный принцип закреплен в п. 1 ст. 2 ГК РФ и последовательно реализован в других нормах Кодекса.
Это, однако, не исключает возможности и необходимости формирования специального регулирования, отражающего те или иные субъектные особенности правоотношения. Важно только правильно понимать характер и степень специфики. Данные особенности вторичны, они могут лишь уточнять правовое регулирование, обусловленное более фундаментальными системными признаками. Так, специальные нормы требуются для регламентации отношений, в которых участвует сторона (юридическое лицо или гражданин), преследующая предпринимательскую цель.
В п. 1 ст. 2 ГК РФ сказано, что предпринимательской является само-стоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. Необходимо иметь в виду, что формальный статус субъекта не является безусловным показателем наличия или отсутствия предпринимательской цели в конкретном правоотношении. Коммерческая организация, к примеру, может выступать в гражданском обороте и как предприниматель, и как потребитель. Предпринимательский признак следует устанавливать на основе выявления той цели, которую преследует сторона при заключении конкретной сделки. Однако можно говорить о презумпции, которая выражается в том, что коммерческая организация должна считаться преследующей предпринимательскую цель, если не доказано иное.
Установление предпринимательского или некоммерческого характера деятельности на практике порой вызывает значительные трудности. Для получения правильного ответа на вопрос о характере деятельности юридического лица необходимо установление различных обстоятельств. В результате может оказаться, что некоммерческая организация должна быть признана осуществляющей предпринимательскую деятельность, а коммерческая - наоборот, преследующей иные цели.
Характеризуя законодательное регулирование, обусловленное участием в договоре предпринимателя, необходимо отметить следующее. Данный фактор позволил сформулировать большое количество унифицированных норм, применимых к любым типам (видам) договоров, в которых участвует предприниматель. Неприменение их к конкретным видам обязательств является исключением из общего правила.
Наиболее значимой в этом контексте представляется норма п. 3 ст. 401 ГК РФ, согласно которой лицо, не исполнившее или ненадлежаще исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность независимо от вины. Принцип безвиновной ответственности означает, что предприниматель может быть освобожден от ответственности только в том случае, если надлежащее исполнение обязательства оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы.
Практическое применение принципа безвиновной ответственности выявило ряд важных моментов, нуждающихся в конкретном обозначении.
Во-первых, ответственность независимо от вины должна применяться ко всем предпринимателям, если иные основания ответственности не предусмотрены законом или договором.
Во-вторых, обязательным условием применения имущественной ответственности, в том числе и независимо от вины, является неисполнение или ненадлежащее исполнение договора. При отсутствии факта правонарушения не может ставиться вопрос об основаниях ответственности. Между тем на практике нередко смешиваются понятия надлежащего исполнения обязательства и отсутствия вины в ненадлежащем исполнении обязательства, в результате чего предприниматель, не нарушивший обязательства, признается нару-шившим его безвиновно, и, как следствие, привлекается к гражданско-правовой ответственности.
В-третьих, согласно ст. 404 ГК РФ размер ответственности должника-предпринимателя может быть уменьшен, если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства было вызвано поведением кредитора. Представляется, что правило «о вине обеих сторон» необходимо применять не только при виновном поведении кредитора, но и в случае ненадлежащего исполнения, допущенного кредитором невиновно, если оно способствовало нарушению обязанности со стороны должника.
В-четвертых, как обоснованно отмечалось в юридической литературе, формулировка правила об учете вины кредитора в ст. 404 ГК РФ явно неудачна - в ней говорится только о возможности уменьшения ответственности должника, но не о полном освобождении от ответственности, что во многих случаях необходимо и справедливо, если действия кредитора делают надлежащее исполнение невозможным .
Фигура предпринимателя обусловливает не только формулирование унифицированных норм, применение которых, как правило, не зависит от типа или вида договора. В ряде случаев данный признак предопределяет создание конкретных видов договоров. Правовая база таких обязательств обычно отражает два момента: во-первых, экономическое неравенство, обусловленное участием в правоотношении предпринимателя, и, во-вторых, иные особенности предпринимателя как субъекта гражданского оборота. Однако в любом случае предпринимательская специфика в таких договорных институтах «привязана» к той или иной направленности обязательства (купля-продажа, аренда, подряд и т.д.). Так сформулированы в ГК РФ, в частности, договоры розничной купли-продажи (§ 2 гл. 30), проката (§ 2 гл. 34), бытового подряда (§ 2 гл. 37), хранения на товарном складе (§ 2 гл. 47).
Договоры, заключаемые между предпринимателями, характеризуются спецификой, требующей правового отражения. ГК РФ исходит из того, что предприниматели - это знающие, опытные профессионалы, которые должны нести риск того, что они делают в гражданском обороте. С учетом этого обязательство между профессионалами - отношения, имеющие свои особенности. Они характеризуются большей свободой в действиях контрагентов, к которым одновременно предъявляются повышенные требования. Не случайно именно в сфере предпринимательских договоров меньше всего государст-венного регулирования, больше всего свободы, саморегулирования, регулирования посредством договора.
Предприниматели заключают договоры в целях получения прибыли. Их деятельность динамична и привязана к конкретным условиям. Поэтому предпринимательская цель при заключении договора диктует более жесткие условия его исполнения. То, на чем предприниматель может заработать прибыль сегодня, завтра может оказаться убыточным. Необходимость специального регулирования предпринимательских обязательств актуальна для российского гражданского права.
От предпринимательских договоров (договоров, правовая база которых отражает особенности субъектного состава участников), необходимо отличать обязательства, обусловленные иными системными признаками, специфика которых такова, что они действуют лишь в предпринимательской «среде». К числу последних относятся, в частности, аренда предприятия, финансовая аренда, коммерческая концессия.
Иные особенности субъектного состава, влияющие на правовое регу-лирование договоров.
Существуют и другие особенности субъектного состава обязательства, требующие формирования специальных правовых норм. Они выражаются в специфическом характере деятельности участника договора.
Подобное значение имеют, в частности, фигура розничного продавца в договоре розничной купли-продажи (§ 2 гл. 30 ГК РФ) и фигура арендодателя в договоре проката (§ 2 гл. 34 ГК РФ).
Как известно, и розничная купля-продажа, и прокат выделены в ГК РФ как самостоятельные виды договоров по признаку экономического неравенства сторон. Однако, кроме этого, указанные институты содержат нормы, отражающие особенности розничного продавца и профессионального арендодателя как таковых.
В договоре розничной купли-продажи на стороне продавца выступает юридическое или физическое лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность по продаже товаров в розницу, т.е. по такой продаже, которая направлена на систематическое снабжение населения и при которой предложение продавца о реализации товара обращено к любому и каждому. Данная особенность розничной купли-продажи диктует необходимость специфической регламентации некоторых правовых элементов. Специфика розничного продавца обусловила особые правила о публичной оферте (ст. 494 ГК РФ), моменте заключения договора (ст. 493 ГК РФ), цене как существенном условии договора (ст. 494 и 500 ГК РФ).
Участие в договоре проката арендодателя-профессионала потребовало установления специальных правил, которые давали бы ему возможность нормально осуществлять свою профессиональную деятельность (ст. 627 и 630 ГК РФ).
Важно учитывать, что данные субъектные особенности играют роль самостоятельного нормообразующего фактора. Некоторые из обусловленных им норм не зависят от признака экономического неравенства, также лежащего в основе выделения розничной купли-продажи и проката. Закон должен предусматривать четкий механизм, обеспечивающий данный принцип правоприменения. В рассматриваемом аспекте конструкция ГК РФ нуждается в совершенствовании.
В основу нового ГК РФ положена концепция равенства участников гражданских правоотношений, из которой следует, что «для однородных отношений, независимо от состава их участников, должен быть создан одинаковый правовой режим». Это, однако, не исключает возможности создания специальных норм, отражающих те или иные особенности участников гражданского оборота.
В том случае, когда в договоре участвует гражданин (неважно, в качестве предпринимателя или потребителя), требуется особое правовое регулирование, учитывающее естественные особенности физического лица как субъекта гражданского права.
Данные правовые нормы делятся в юридической литературе на три группы :
1) правила, облегчающие для граждан совершение гражданско-правовых сделок и доказывание их условий (сюда относятся, в частности, нормы о подписании сделок от имени лиц, которые не могут сами этого сделать, - п. 3 ст. 160 ГК РФ; об упрощенном удостоверении доверенностей, выдаваемых гражданами, - п. 3 ст. 185 ГК РФ; о допустимости свидетельских показаний в подтверждение заключения договора розничной купли-продажи - ст. 493 ГК РФ);
2) нормы, направленные на дополнительную защиту прав граждан, которые в большей степени, чем юридические лица, нуждаются в правовой поддержке и учете их имущественного положения (правила об увеличении денежных сумм, выплачиваемых на содержание граждан, при повышении установленного законом минимального размера оплаты труда - ст. 318 ГК РФ; о допустимости уменьшения размера возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения - п. 3 ст. 1083 ГК РФ; о возможности восстановления срока исковой давности по судебным требованиям граждан - ст. 205 ГК РФ);
3) правила, принимающие во внимание физиологические свойства граждан (например, нормы о прекращении обязательства смертью гражданина - ст. 418, 596, 617, 977, 979 ГК РФ).
Характеризуя законодательное регулирование, обусловленное участием в договоре гражданина, необходимо отметить следующее.
Данный фактор позволил сформулировать большое количество унифицированных норм, применимых не только к любым типам (видам) договоров, в которых участвует гражданин, но и к иным гражданским правоотношениям. В частности, это положения, регламентирующие статус гражданина как субъекта гражданского права; нормы, предусматривающие признание сделок недействительными по основаниям, характерным исключительно для граждан (ст. 171, 172, 175, 176, 177 ГК РФ). Наличие унифицированных правил свидетельствует о том, что данный признак имеет для гражданского права «сквозное» значение.

1.4. Предмет договора как системный признак

Предмет договора - это материальный объект, по поводу которого складывается гражданское правоотношение. Та или иная специфика предмета договора порождает особенности его правового регулирования. Действующий ГК РФ содержит особую регламентацию обязательств по поводу таких специфических объектов, как недвижимость; предприятие; транспортные средства; сельскохозяйственная продукция; товары, передаваемые через присоединенную сеть; деньги; ценные бумаги; строительные, проектные, изыскательские, научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы .
Предметный признак в ряде случаев служит основой для формирования унифицированных норм, применимых к любым обязательствам (в том числе и с различной направленностью), возникающим по поводу одинакового предмета.
Значительное количество таких унифицированных правил содержится в первой части ГК РФ. Так, в главе 6 даны легальные определения различных договорных объектов (предметов) и наиболее общие нормы о них. В частности, они касаются недвижимости (статьи 130-131), предприятия (статья 132), интеллектуальной собственности (статья 138), денег (статья 140), валютных ценностей (статья 141). Глава 7 ГК РФ посвящена ценным бумагам. В главе 18 ГК РФ регламентированы особенности жилых помещений. Согласно статье 316 ГК РФ одним из критериев установления места исполнения обязательства является предмет договора. Унифицированные нормы содержатся в институте залога (параграф 3 главы 23 ГК РФ).
В некоторых случаях ГК РФ предусматривает схожее регулирование, обусловленное одинаковым предметным признаком, для различных типов договоров. К примеру, нормы, отражающие специфику недвижимости, имеют много общего в институтах купли-продажи, аренды, залога, доверительного управления имуществом.
Однако, несмотря на наличие значительного числа унифицированных положений, обусловленных предметным признаком, следует признать, что он играет вторичную роль по сравнению с признаком направленности.
Во-первых, фактор направленности во многих аспектах уточняет нормы, отражающие предметный признак, адаптирует их к конкретной направленности. Поэтому, в частности, правила аренды зданий (сооружений) в раде случаев существенно отличаются от норм, регулирующих куплю-продажу недвижимости или доверительное управление ею.
Во-вторых, большое количество положений, обусловленных конкретным предметным признаком, предусмотрено только для договора определенной направленности. Например, правовой режим договора продажи недвижимости распространяется на любые виды недвижимости, в том числе и на транспортные средства, признаваемые недвижимостью (воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты). В то же время регламентация аренды зданий и сооружений существенно отличается от регулирования аренды транспортных средств, в том числе и тех, которые являются недвижимостью (параграфы 3 и 4 главы 34 ГК РФ). Причина этого - в различной направленности договоров купли-продажи и аренды. Другой пример; специфика транспортного средства, не являющегося недвижимостью, имеет нормообразующее значение лишь для договора аренды.
В-третьих, в ряде случаев направленность предопределяет конкретные виды объектов, по поводу которых может возникать обязательство. При этом некоторые объекты исключаются как не соответствующие той или иной направленности .
Так, деньги не могут быть предметом договора хранения, если они обезличиваются, поскольку оказание услуг по обеспечению сохранности имущества не предполагает передачи хранителю права распоряжения договорным имуществом. Направленность на передачу имущества в собственность предопределяет, что предметом этого договора могут быть, по общему правилу, только вещи, поскольку в собственность можно передать только имущество. Поэтому подавляющее число норм, отражающих передачу в собственность, неприменимо к продаже имущественных прав. Обязательства, направленные на передачу имущества во временное пользование, могут возникать лишь в отношении непотребляемых вещей.
















ГЛАВА 2. Анализ отдельных типов договоров

2.1. Договоры, направленные на передачу имущества в собственность

В данном разделе автором будут рассмотрены договоры, направлен-ные на передачу имущества в собственность, а именно, договоры купли-продажи: розничная купля-продажа, поставка товаров, договор контрактации, договор энергоснабжения, договор мены, договор ренты и пожизненного содержания с иждивением.
Договор купли-продажи. В статье 454 ГК РФ договор купли-продажи определен как обязательство, по которому продавец обязуется передать вещь (товар) в собственность покупателю, а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму . Из данного определения видно, что в правоотношении купли-продажи направленность на передачу имущества в собственность уточняется признаками эквивалентной возмездное и денежного предоставления.
Поэтому последовательная характеристика договора купли-продажи выглядит следующим образом. Во-первых, купля-продажа принадлежит к группе договоров, направленных на передачу имущества в собственность. Поскольку нормы, унифицированные для всех обязательств данной группы отсутствуют, в институте купли-продажи проявились лишь подходыи принципы регулирования, единые для всех правоотношений рассматриваемой группы. Во-вторых, в обязательстве купли-продажи направленность на передачу имущества в собственность неразрывно связана с его возмездностъю.
В-третьих, институт купли-продажи регулирует не любые отношения, направленные на возмездную передачу имущества в собственность, а лишь такие, в которых встречное предоставление является определенно-эквивалентным (а не алеаторным, как при ренте).
В-четвертых, в отношениях купли-продажи встречное предоставление является денежным .
Поскольку сущность возмездного договора в наиболее чистом виде проявляется в правоотношении, в котором встречное предоставление является определенно-эквивалентным и денежным, институт купли- продажи избран законодателем в качестве базового для регулирования обязательств, направленных на возмездную передачу имущества в собственность. В нем собраны не только нормы, регламентирующие эквивалентные отношения по возмездной реализации имущества за деньги, но и унифицированные, нормы, обусловленные направленностью на возмездную передачу имущества в собственность независимо от вида и формы встречного предоставления.
Унифицированные правила, отражающие направленность на возмездную передачу имущества в собственность (независимо от характера и формы встречного предоставления), должны применяться не только к купле-продаже, но и к другим договорам такой направленности. Этот принцип закреплен в ГК РФ. В статье 567 ГК РФ сказано, что правила о купле-продаже применяются к договору мены, если это не противоречит нормам о мене и ее существу, В статье 585 ГК РФ предусмотрено распространение соответствующих положений о купле-продаже на рентные обязательства.
Отношения купли-продажи разнообразны. Они бывают обычными, не осложненными иными нормообразующими свойствами. В то же время купля-продажа может характеризоваться дополнительными особенностями, требующими законодательного закрепления. Несмотря на то, что регламентация каждого вида купли-продажи, выделенного законодателем, обладает спецификой, обусловленной тем или иным вторичным системным фактором, все они имеют единую основу правового регулирования, предопределенную общими признаками купли-продажи.
В параграфе 1 главы 30 ГК РФ выделены общие положения о купле-продаже, которые в силу своего унифицированного значения применимы не только к простейшей купле-продаже, но и к отдельным ее видам. Согласно пункту 5 статьи 454 ГК РФ общие положения о купле-продаже применяются к отдельным видам купли-продажи, выделенным по вторичным системным признакам (розничная купля-продажа, поставка, поставка для государственных нужд, контрактация, энергоснабжение, продажа недвижимости и продажа предприятия), если иное не предусмотрено правилами об этих видах договоров. Кроме того, в нормах, посвященных конкретным видам купли-продажи, содержатся многочисленные отсылки к общим положениям.
Вторичные особенности купли-продажи (специфика субъектного со-става, предмета и т.д.) лишь уточняют правовое регулирование, обусловленное направленностью на возмездную передачу имущества в собственность, в том числе, и унифицированные правила, регламентирующие данные отношения независимо от вида и формы встречного предоставления- Поэтому нормы, отражающие специфику конкретных видов купли-продажи, должны применяться и к другим обязательствам, направленным на возмездную передачу имущества в собственность, если в них присутствует соответствующий вторичный признак.
Например, специфика поставки обусловлена предпринимательским характером обязательства. Поэтому если, скажем, договор мены заключен обеими сторонами с предпринимательской целью, то к нему применимы не только правила главы 31 ГК РФ, но также общие положения главы 30 ГК РФ и нормы, посвященные договору поставки (параграф 3 главы 30 ГК РФ), не противоречащие особенностям мены. Специфика института контрактации отражает особенности субъектного состава и предмета договора (продавец реализует выращенную им сельскохозяйственную продукцию предпринимателю). В связи с этим к договору, по которому сельскохозяйственный производитель обменивает выращенную им сельскохозяйственную продукцию, субсидиарно должны применяться те унифицированные нормы о контрактации, которые не привязаны к специфике денежной формы оплаты.
В пункте 4 статьи 454 ГК РФ сказано, что общие положения о купле-продаже применяются к продаже имущественных прав, если иное не вытекает из содержания или характера этих прав. Оценивая данную законодательную новеллу, необходимо исходить из следующего. Во-первых, отношения по продаже имущественных прав имеют иную направленность, нежели договор купли-продажи, направленный на передачу имущества в собственность . Поэтому большинство положений о купле-продаже, отражающих именно данную направленность, к продаже имущественных прав неприменимо. Во-вторых, продажа имущественного права и возмездная передача имущества в собственность имеют один общий признак, выражающийся в возмездной передаче определенного имущественного блага другому лицу. Этот признак предопределяет возможность применения к продаже имущественных прав тех положений института купли-продажи, которые отражают возмездную передачу имущественного блага независимо от того, имеет ли место передача имущества в собственность или передача имущественного права.
Розничная купля-продажа. Розничная купля-продажа сформулирована в ГК РФ как вид договора купли-продажи. Это означает, что она, во-первых, характеризуется родовыми признаками купли-продажи как типа договора и, во-вторых, имеет отличительные качества, обусловившие специфическое правовое регулирование.
Розничная купля-продажа, как и любой другой вид купли-продажи, направлена на возмездную передачу имущества в собственность в обмен на эквивалентно-определенное денежное предоставление. Данные признаки позволяют применять к розничной купле-продаже большое количество общих положений о купле-продаже, отражающих указанную направленность. Разместив институт розничной купли-продажи во втором параграфе главы 30 ГК РФ, законодатель указал в пункте 5 статьи 454 ГК РФ, что общие положения о купле-продаже применяются к розничной купле-продаже, если иное не предусмотрено специальными правилами о ней.
Основным квалифицирующим признаком розничной купли-продажи, обусловившим необходимость особой правовой регламентации, является экономическое неравенство между розничным продавцом и покупателем-потребителем. Понимание того, что именно экономическое неравенство является системным признаком розничной купли-продажи, позволяет уяснить смысл и цели правового регулирования института розничной купли-продажи,
Экономическое неравенство может обусловливаться различными субъектными особенностями обязательства. В розничной купле-продаже экономическое неравенство предопределяется одновременным участием в договоре розничного продавца и покупателя, приобретающего товар с потребительской целью. В отличие от торгового предпринимателя, обладающего по роду своих занятий специальными знаниями или опытом в отношении товаров, являющихся предметом сделки, покупатель-потребитель такими знаниями и опытом не обладает. Причем указанное неравенство существует не только в отношениях с участием потребителя-гражданина, но и в отношениях с участием юридического лица, приобретающего товары для их использования в целях, не связанных с предпринимательской деятельностью. «В отношении коммерческих организаций действует презумпция, согласно которой все совершаемые ими сделки носят предпринимательский характер... Напротив, приобретение товаров некоммерческими организациями, по общему правилу, облекается в форму розничной купли-продажи, если товар покупается в розничной торговой сети» .
Таким образом, в качестве розничной купли-продажи должны квали-фицироваться такие правоотношения, в которых одновременно участвуют розничный продавец и покупатель (гражданин или юридическое лицо), приобретающий товар с потребительской целью. Именно данный субъектный состав порождает экономическое неравенство, отраженное нормами о розничной купле-продаже.
В литературе встречается и иное понимание квалифицирующего при-знака розничной купли-продажи. В качестве такового называются особенности предмета договора, которым могут быть только вещи, используемые для личного, семейного, домашнего (т.е. бытового) или иного потребления, не связанного с ведением предпринимательской деятельности. Указывается также на то, что характерным признаком розничной купли-продажи является количество приобретаемых товаров: «В статье 492 ГК РФ нет специальных требований к другой стороне договора розничной купли-продажи- покупателю- и не определены цели, в которых товар, приобретенный по договору, должен использоваться в отличие от договора поставки и контрактации. Поэтому следует прийти к выводу, что приобретать товары по договору розничной купли-продажи могут и граждане, и юридические лица, причем не только для личного, домашнего, семейного использования, но и для использования в предпринимательской деятельности. Отличительной особенностью приобретения товаров в розницу для осуществления предпринимательской деятельности является то, что их количество не может превышать нормально необходимое для личного, семейного, домашнего использования» .
Думается, что предмет договора не может служить критерием выделения розничной купли-продажи, поскольку он, за редким исключением, не отражает потребительской цели договора и, следовательно, наличия экономического неравенства. Одна и та же вещь может использоваться и в бытовых, и в предпринимательских целях. Например, если легковую автомашину приобретает гражданин-потребитель, она является предметом розничной купли-продажи. Если же ее покупает транспортное предприятие в целях осуществления предпринимательской деятельности, данная автомашина под признаки розничного предмета уже не подпадает. Единственное, что можно отметить, характеризуя специфику предмета розничной купли-продажи, заключается в том, что им не могут быть вещи, которые в силу своих потребительских свойств используются только в предпринимательских целях.
Поэтому суть института розничной купли-продажи предопределяется не тем, какая вещь покупается, а тем, с какой целью она покупается.
Закрепляя особенности отношений, вызванные экономически зависи-мым положением покупателя-потребителя, законодатель установил специ-альные правила, которые применяются независимо от того, кто выступает на стороне потребителя: гражданин или юридическое лицо.
Таким образом, в основе выделения розничной купли-продажи лежат два самостоятельных квалифицирующих признака :
1) экономическое неравенство розничного продавца и покупателя, приобретающего товар с потребительской целью;
2) особенности розничного продавца.
Соответственно, для применения к конкретному обязательству норм, обусловленных каждым из этих признаков, необходимо установить, что этот признак присутствует в правоотношении.
Поставка товаров. Поставка сформулирована в ГК РФ как вид договора купли-продажи. Это означает, что она, во-первых, характеризуется родовыми признаками купли-продажи как типа договора и, во-вторых, имеет отличительные качества, обусловившие специфическое правовое регулирование.
Поставка, как и любой другой вид купли-продажи, направлена на возмездную передачу имущества в собственность в обмен на эквивалентно-определенное денежное предоставление. Данные родовые признаки позво-ляют применять к поставке большое количество общих положений о купле-продаже, отражающих указанную направленность. Разместив институт поставки в третьем параграфе главы 30 ГК РФ, законодатель указал в пункте 5 статьи 454 ГК РФ, что общие положения о купле-продаже применяются к поставке, если иное не предусмотрено специальными правилами о ней.
Специфика поставки состоит в том, что это - сугубо предпринимательское правоотношение, в котором и продавец, и покупатель действуют с предпринимательской целью .
Предпринимательский характер правоотношения как нормообразу-ющий фактор служит основой для формирования унифицированных норм, применимых к предпринимательским обязательствам различной направленности, в том числе и к договору поставки. Такие нормы содержатся в общей части ГК РФ (в частности, статьи 310,359 и некоторые другие).
Однако основное нормообразующее значение данный признак приобретает в контексте определенной направленности. Поэтому в институте поставки сформулированы правила, отражающие предпринимательский характер именно такого договора, который направлен на передачу имущества в собственность в обмен на определенно-эквивалентное денежное предоставление.
Правовая идея формирования института поставки заключалась в том, чтобы регламентировать особенности предпринимательской купли-продажи. Это означает, что нормы данного института должны быть применимы к любым отношениям купли-продажи между предпринимателями, в том числе и к такой предпринимательской купле-продаже, которая характеризуется также и иными особенностями.
В частности, договоры энергоснабжения или продажи недвижимости могут заключаться между предпринимателями. В этом случае к ним должны применяться, наряду с правилами, отражающими специфику передачи товара через присоединенную сеть или специфику недвижимости, также нормы, обусловленные предпринимательской спецификой, то есть нормы о поставке.
Договор поставки выделен в ГК РФ не только по предпринимательскому признаку, но и по признаку предмета договора. Большинство норм параграфа 3 главы 30 ГК РФ сформулировано применительно к движимому имуществу, которое передается от продавца к покупателю не через присоединенную сеть, а обычным способом. Как следствие, данные положения института поставки не могут применяться к тем предпринимательским договорам купли-продажи, предметом которых является иное имущество, в том числе энергия и недвижимость. В результате создается правовой вакуум для регулирования отдельных видов купли-продажи: унифицированные нормы, отражающие предпринимательскую специфику купли-продажи, и положения, отра-жающие предпринимательскую специфику в контексте конкретных видов купли-продажи, в ГК РФ отсутствуют, а правила поставки к ним неприменимы, поскольку они «привязаны» к особенностям предмета договора.
В юридической литературе высказывается мысль о том, что «основной целью выделения договора поставки в отдельный вид договора купли-продажи следует признать необходимость обеспечения детальной правовой регламентации отношений, складывающихся между профессиональными участниками имущественного оборота. Данные правоотношения должны отличаться стабильностью и иметь долгосрочный характер. Поэтому в правовом регулировании поставочных отношений преобладающее значение имеют не разовые сделки по передаче товаров, а долгосрочные договорные связи между поставщиками и покупателями» .
Правильное понимание того, какой системный признак обусловил выделение поставки как вида договора купли-продажи, позволяет ответить на спорные вопросы, возникающие в теории и в судебной практике.
Один из таких вопросов заключается в том, может ли квалифициро-ваться как договор поставки обязательство, в котором на стороне продавца выступает некоммерческая организация, осуществляющая предпринимательскую деятельность в целях достижения целей, предусмотренных в ее уставе. Некоммерческая организация, осуществляющая предпринимательскую деятельность в установленных законодательством пределах, обладает всеми признаками предпринимателя-профессионала, предопределившими специальный правовой режим договора поставки. Поэтому В.В. Витрянский справедливо отметил, что некоммерческие организации могут быть поставщиками товаров, если такого рода деятельность разрешена их учредителями и осуществляется в рамках их целевой правоспособности .
Другой вопрос касается того, какие товары могут быть предметом поставки. В частности, в литературе была высказана точка зрения о том, что предметом поставки могут быть только новые вещи, не бывшие в употреблении. Думается, что поскольку правовая база поставки отражает специфику предпринимательской купли-продажи независимо от того, какие вещи являются ее предметом (новые или бывшие в употреблении), указанные особенности предмета не имеют значения для квалификации договора.
Так, по одному из судебных споров возникла следующая ситуация - Между предпринимателями был заключен договор поставки, в котором не было оговорено условие о сроке передачи товара. Поставщик товар не передал. Покупатель предъявил иск о взыскании договорной неустойки за просрочку передачи товара. Поставщик, возражая прилив иска, заявил, что договор необходимо признавать незаключенным ввиду несогласования условия о сроке передачи товара, поскольку предпринимательская купля-продажа может быть квалифицирована только как договор поставки, для которого условие о сроке является существенным. Покупатель, обосновывая исковые требования, сослался на тот что если договор нельзя квалифицировать как поставку в силу отсутствия условия о сроке, то его необходимо считать обычной куплей-продажей, для которой законодатель не требует согласования срока передачи товара, Рассматривая данный иск, суд обоснованно указал, что спорные правоотношения являются договором поставки, поскольку они носят предпринимательский характер. Для вывода о заключенности договора в данном случае имеет значение не квалификация его, а толкование статьи 506 ГК РФ с точки зрения того, может ли срок поставки определяться по правилам статьи 314 ГК РФ о разумном сроке.
Договор контрактации. Контрактация сформулирована в ГК РФ как вид купли-продажи и разновидность поставки. Это означает, что рассматриваемое обязательство, во-первых, характеризуется родовыми признаками купли-продажи как типа договора, во-вторых, обладает свойствами поставки как вида купли-продажи и, в-третьих, имеет свои отличительные качества, обусловившие необходимость выработки специфического правового регулирования.
Принадлежность контрактации к типу купли-продажи предопределяется тем, что она, как и любая купля-продажа, направлена на возмездную передачу имущества в собственность в обмен на эквивалентно-определенное денежное предоставление. Указанные родовые признаки обусловили возможность применения к рассматриваемому обязательству общих положений о купле-продаже, не противоречащих специфике поставки и особенностям контрактации. В пункте 5 статьи 454 ГК РФ законодатель указал, что общие положения о купле-продаже применяются к контрактации, если иное не предусмотрено специальными правилами о ней.
Наличие в отношениях контрактации признаков, характерных для поставки, позволяет применять к ней те правила о договоре поставки, которые не противоречат специальным нормам о контрактации (пункт 2 статьи 535 ГК РФ).
Договор энергоснабжения. Принадлежность энергоснабжения к типу купли-продажи предопределяется тем, что оно, как и любая купля-продажа, направлено на возмездную передачу имущества в собственность в обмен на эквивалентно-определенное денежное предоставление. Указанные родовые признаки обусловили возможность применения к рассматриваемому обязательству общих положений о купле-продаже, не противоречащих специфике энергоснабжения. В пункте 5 статьи 454 ГК РФ законодатель указал, что общие положения о купле-продаже применяются к энергоснабжению, если иное не предусмотрено специальными правилами о нем.
Законодательное определение энергоснабжения как вида купли-продажи, а не как самостоятельного договорного типа, является не просто формально правильным. Оно, отражая наличие в обязательстве энергоснабжения родовых признаков купли-продажи, создает законодательную возможность для применения к энергоснабжению общих положений о купле-продаже .
В том случае, когда товар передается покупателю не обычным путем, а через присоединенную сеть, возникают особенности отношений, требующие правового отражения. Данные особенности выражаются в неразрывности процессов производства, транспортировки и потребления товара, в ограничении возможности его хранения, во влиянии деятельности потребителей на качество товара, Таким образом, специфика правоотношения, выражающаяся в передаче товара через присоединенную сеть, является нормообразующим, системным признаком.
Указанная специфика является единой для всех товаров, передаваемых через присоединенную сеть. Это позволяет выработать унифицированные нормы, применимые к любой купле-продаже, при которой товар передается через присоединенную сеть, независимо от иной специфики этого товара.
В то же время особенности конкретных видов товара, передаваемого через присоединенную сеть, могут требовать выделения отдельных специ-альных положений, «привязывающих» регламентацию передачи товара через присоединенную сеть к характерным свойствам того или иного товара (электроэнергия, тепловая энергия, газ и т.д.).
Учитывая указанную роль системного признака «передачи товара через присоединенную сеть» и принципы его взаимодействия с иными нормообразующими факторами, представляется, что в ГК РФ было бы целесообразно сформировать единый вид купли-продажи, отражающий специфику передачи товара через присоединенную сеть независимо от иных особенностей отдельных видов товара. В рамках данного вида купли-продажи можно было бы выделить его отдельные разновидности, отражающие дополнительную специфику конкретных товаров. Такой подход позволил бы обеспечить надлежащую унификацию и специализацию правового материала.
В то же время в действующем ГК РФ реализована несколько иная конструкция. Энергоснабжение выделено законодателем как институт, отражающий особенности передачи через присоединенную сеть не любого товара, а только энергии. Как следствие, в параграфе 6 главы 30 ГК РФ присутствуют, во-первых, унифицированные нормы, применимые к купле-продаже любого товара, передаваемого через присоединенную сеть, и, во-вторых, правила, обусловленные спецификой энергии как предмета договора. Например, пункт статьи 547 ГК РФ, предусматривающий ограниченную ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора энергоснабжения (возмещение реального ущерба), касается только передачи энергии, поскольку данная норма обусловлена особенностями энергии.
Сформулировав договор энергоснабжения как обязательство, направленное на передачу энергии через присоединенную сеть, законодатель предусмотрел возможность применения норм данного института к купле-продаже через присоединенную сеть иных видов товара. В статье 548 ГК РФ сказано, что положения об энергоснабжении применяются к отношениям, связанным со снабжением тепловой энергией через присоединенную сеть, если иное не установлено законом или иными правовыми актами, а также к отношениям, связанным со снабжением через присоединенную сеть газом, нефтью и нефтепродуктами, водой и другими товарами, если иное не установлено законом, иными правовыми актами или не вытекает из существа обязательства. Иными словами, законодатель, предусмотрев возможность применения норм об энергоснабжении к некоторым другим правоотношениям, лишь компенсировал отсутствие норм, регулирующих соответствующие договоры.
Представляется, что конструкция, принятая за основу в ГК РФ, не в полной мере отвечает основным принципам построения системы гражданских договоров. Она искусственно разъединяет обязательства, основанные на едином нормообразующем признаке (способе передачи товара через присоединенную сеть). В результате затрудняется возможность применения к ним унифицированных норм, обусловленных этим признаком. Весьма сложно в процессе правоприменения выяснять, какие нормы института энергоснабжения в силу своего унифицированного значения применимы к любой купле-продаже через присоединенную сеть, а какие «привязаны» к специфике энергии как предмета договора.
Таким образом, хотя формально законодательная модель договора энергоснабжения и не позволяет квалифицировать как энергоснабжение обязательства, предусматривающие передачу через присоединенную сеть иных товаров (не являющихся энергией), необходимо помнить о том, что все эти договоры основаны на общем системном признаке (способ передачи товара), позволяющем применять к ним те унифицированные правила об энергоснабжении, которые не конкретизированы спецификой энергии как предмета договора.
Договор мены. Мена сформулирована в ГК РФ как один из договорных типов, которые входят в группу обязательств, направленных на возмездную передачу имущества в собственность. Договор мены характеризуется следующими последовательно уточняющими признаками :
 во-первых, он направлен на передачу имущества в собственность;
 во-вторых, он направлен на возмездную передачу имущества в собственность;
 в-третьих, возмездность договора мены характеризуется эквавален-тно-определенным (а не алеаторным) встречным предоставлением;
 в-четвертых, эквивалентно-определенное встречное предоставление является не денежным, а товарным.
Первые три признака являются родовыми: они объединяют мену с другими договорами, обладающими соответствующими свойствами. Направленность на пе-редачу имущества в собственность объединяет мену в одну группу с куплей-продажей, дарением, рентой и пожизненным содержанием с иждивением. Возмездность передачи имущества в собственность позволяет говорить о единстве мены с куплей-продажей, рентой и пожизненным содержанием с иждивением. Признак эквивалентно-определенного характера встречного предоставления объединяет мену с куплей-продажей.
Четвертый признак (товарная форма встречного предоставления) является специальным. Он отличает мену от всех других договоров.
Выделение родовых признаков имеет нормообразующее значение. Наличие того или иного родового признака позволяет применять к договору положения, обусловленные этим признаком, в той части, в которой они не противоречат бо-лее специальному признаку. Отдельные нормы института мены, на наш взгляд, заслуживают более глубокой унификации и, соответственно, применения к более широкому кругу правоотношений, так как они не замыкаются на специфике товарной формы оплаты имущества, переданного в собственность. Более того, поскольку указанные признаки, характеризующие встречное предоставление, как мы убедились, имеют нормообразующее значение, было бы целесообразно исследовать вопрос о том, являются ли они основанием для выработки дополнительных унифицированных положений.
Договор ренты и пожизненного содержания с иждивением
Договор ренты характеризуется следующими последовательно уточняю-щими признаками :
 во-первых, он направлен на передачу имущества в собственность;
 во-вторых, он направлен на возмездную передачу имущества в собст-венность;
 в-третьих, возмездность договора ренты характеризуется алеаторным (а не эквавалентно-определенным) встречным предоставлением.
Первые два признака являются родовыми (объединяющими ренту с другими типами или видами договоров), а третий - специальным (выделяющим ренту из числа всех остальных родственных договоров).
Рента характеризуется теми же родовыми признаками, которыми обладает купля-продажа - направленность на возмездную передачу имущества в собственность. Поскольку сущность возмездного договора в наиболее чистом виде проявляется в правоотношении, в котором встречное предоставление является определенно-эквивалентным и денежным, институт купли-продажи избран законодателем в качестве базового для регулирования обязательств, направленных на возмездную передачу имущества в собственность. В нем собраны не только нормы, регламентирующие эквивалентные отношения по возмездной реализации имущества за деньги, но и унифицированные нормы, обусловленные направленностью на возмездную передачу имущества в собственность независимо от вида и формы встречного предоставления. В связи с этим данные унифицированные правила должны применяться к ренте.
Однако наряду с наличием родовых признаков, объединяющих ренту с куп-лей-продажей, отношения ренты имеют специфику, требующую нормативно-правового закрепления. Эта специфика выражается в своеобразной форме оплаты, которая характеризуется тем, что покупатель в порядке оплаты полученного имущества предоставляет постоянное или пожизненное содержание продавцу. Подобные отношения носят длительный и в определенной степени доверительный характер. Особенности таких правоотношений предопределяются, главным образом, признаком алеаторности. «Алеаторными называются договоры, которые, будучи возмездными, конструируются так, что объем встречного удовлетворения, причитающегося от одной из сторон, остается неизвестным, пока не наступит обстоятельство, призванное его окончательно определить». Для ренты, как никакого другого договора, характерен признак алеаторности. В отличие, например, от купли-продажи или мены, которые, по общему правилу, опосредуют акты эквивалентного товарообмена, договор ренты сопряжен с риском того, что размер рентных платежей окажется больше или, напротив, меньше стоимости отчужденного под выплату ренты имущества.
Поэтому при создании института ренты необходимо учитывать два фактора. С одной стороны, общность направленности на возмездную передачу имущества в собственность предопределила возможность применения к рентным отношениям унифицированных правил купли-продажи, обусловленных направленностью на возмездную передачу имущества в собственность независимо от характера и формы встречного предоставления. Эти унифицированные нормы собраны в институте купли-продажи, являющемся базовым для всех договоров, направленных на возмездную передачу имущества в собственность. С другой стороны, алеаторность рентных правоотношений потребовала формирования правовой базы, отражающей эту специфику.


2.2. Договоры, направленные на выполнение работ и оказание услуг

В данном разделе будут рассмотрены договоры, направленные на вы-полнение работ и оказание услуг: договор подряда (договор строительного подряда, договор подряда на выполнение проектных и изыскательских работ); договор возмездного оказания услуг; договоры оказания юридических услуг, договор транспортной экспедиции, договор хранения.
Договор подряда
Последовательно уточняющая характеристика договора подряда выглядит следующим образом.
Во-первых, подряд принадлежит к группе договоров, направленных на выполнение работ (оказание услуг).
Во-вторых, подрядное правоотношение направлено на выполнение не любых работ, а лишь таких, которые приводят к созданию результата, отделимого от самой работы.
В-третьих, в договоре подряда направленность на выполнение работ неразрывно связана с возмездностью правоотношения .
Рассмотрим более подробно каждый из этих признаков.
Родовая направленность договора подряда на выполнение работ (оказание услуг) имеет значение в двух аспектах.
Прежде всего, она служит основой для унификации правового регулирования. Помимо того, что данная направленность обусловила единые подходы и принципы законодательного регулирования, она предопределила формулирование значительного количества унифицированных норм, применимых к большому кругу обязательств рассматриваемой группы. Причем институт подряда избран законодателем в качестве базового для такого регулирования, В нем собраны не только нормы, регламентирующие отношения по выполнению работы с целью достижения отделимого от нее результата, но и унифицированные нормы, применимые к некоторым иным договорам рассматриваемой группы независимо от специфики работы и результата, то есть нормы, обусловленные родовой направленностью как таковой. Базовый характер подряда закреплен в ГК РФ. В главе 38 ГК РФ, посвященной выполнению научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, предусмотрена возможность применения к ним норм о подряде (статьи 770, 778 ГК РФ). В статье 783 ГК РФ сказано, что к договору возмездного оказания услуг применяются правила о подряде, если это не противоречит нормам о возмездном оказании услуг и особенностям его предмета.
Кроме того, родовую направленность подряда необходимо учитывать для отграничения его от обязательств, имеющих иную родовую направленность. В частности, именно данный признак позволяет отграничить договор подряда, предусматривающий передачу права собственности на результат работы, от купли-продажи и других договоров, направленных на передачу имущества в собственность. И купля-продажа, и указанная разновидность подряда имеют одинаковую конечную цель - передачу имущества в собственность контрагенту. Однако для участников подрядных отношений недостаточно просто передачи имущества в собственность, как это происходит при купле-продаже. В сфере их экономических интересов оказывается процесс изготовления имущества и осуществление контроля этих процессов.
В то же время при анализе соотношения договоров подряда и купли-продажи необходимо учитывать следующее.
Подрядные правоотношения разнообразны. Они могут приводить к созданию новой вещи, а могут сводиться только к изменениям, вносимым в существующие предметы. Договор подряда, направленный на создание новой вещи, может предусматривать передачу права собственности на эту вещь заказчику. Подобное подрядное правоотношение схоже с договором купли-продажи. Это сходство выражается в наличии в обоих договорах одинаковой конечной цели - передачи определенной экономической ценности в собственность контрагенту (покупателю или заказчику).
Прежде всего, следует отметить, что наличие в договоре подряда, предусматривающем передачу результата работы в собственность заказчику, наряду с сугубо подрядной направленностью, также направленности, характерной для купли-продажи, является основой для унификации правовых норм, отражающих передачу имущества в собственность. Анализ глав 30 и 37 ГК РФ показывает, что такая унификация законодателем проведена. Так, различия между статьями 469 и 721 ГК РФ, регламентирующими качество товара и качество работы, весьма условны. Ряд норм статей 477 и 724 ГК РФ, касающихся сроков обнаружения недостатков переданного товара и ненадлежащего качества результата работы, почти дословно повторяют друг друга. Для исчисления гарантийного срока при подряде следует руководствоваться правилами, установленными применительно к купле-продаже.
В то же время, думается, возможности для унификации реализованы в ГК РФ не в полной мере. Некоторые правила, отражающие отношения по передаче имущества в собственность контрагенту, на которые не влияет специфическая направленность на выполнение работы, распространены в ГК РФ только на один из договоров (либо куплю-продажу, либо подряд). В частности, в статье 726 ГК РФ предусмотрена обязанность подрядчика передать заказчику информацию, касающуюся использования предмета договора .
Таким образом, наличие в подрядном обязательстве, предусматривающем передачу результата работы в собственность заказчику, наряду с сугубо подрядной направленностью также направленности, характерной для договора купли-продажи, является основанием для формулирования и применения к данным правоотношениям унифицированных правовых норм.
Договор строительного подряда. Строительный подряд, как и любой другой вид договора подряда, направлен на возмездное выполнение работ с целью получения отделимого от них результата.
Данные родовые признаки позволяют применять к строительному подряду большое количество общих положений о подряде, отражающих указанную направленность. Разместив институт строительного подряда в третьем параграфе главы 37 ГК РФ, законодатель указал в пункте 2 статьи 702 ГК РФ, что общие положения о подряде применяются к строительному подряду, если иное не предусмотрено специальными правилами о нем.
В тех случаях, когда предметом обязательства является выполнение работ по строительству, реконструкции здания, сооружения или иного объекта, монтажных, пусконаладочных и иных работ, неразрывно связанных со строящимся объектом, а также работ по капитальному ремонту зданий, требуется особое юридическое регулирование таких отношений. Специфика указанных работ, обусловливающая специальную правовую регламентацию, выражается в том, что они направлены на создание или обновление зданий (сооружений), представляющих собой особо значимый вид имущества. Работы, связанные с созданием или обновлением указанных объектов, естественно, сами характеризуются повышенной значимостью и сложностью. Кроме того, эти работы производятся на объектах, неразрывно связанных с землей. Иными словами, квалифицирующими признаками строительного подряда являются :
1) выполнение работ на объекте, неразрывно связанном с землей;
2) сложность и значимость выполняемых работ, влияющая на проч-ность и нормальное функционирование здания (сооружения).
Положения параграфа 3 главы 37 ГК РФ отражают либо первый, либо второй из указанных признаков.
Правильное понимание квалифицирующих признаков договора строительного подряда позволяет определить круг обязательств, подпадающих под регламентацию норм параграфа 3 главы 37 ГК РФ, и отграничить их от правоотношений, не являющихся строительным подрядом.
Договор подряда на выполнение проектных и изыскательских ра-бот. Подряд на выполнение проектных и изыскательских работ, как и любой другой вид договора подряда, направлен на возмездное выполнение работ с целью получения отделимого от них результата. «Как и все иные подрядные договоры, договор на выполнение проектных и изыскательских работ имеет собственный материальный объект; им служит результат работы, который выражается в технической документации и полученных в результате проведенных изысканий данных» .
Данные родовые признаки позволяют применять к рассматриваемому договору общие положения о подряде, отражающие указанную направленность. Разместив институт подряда на выполнение проектных и изыскательских работ в четвергом параграфе главы 37 ГК РФ, законодатель указал в пункте 2 статьи 702 ГК РФ, что общие положения о подряде применяются к подряду на выполнение проектных и изыскательских работ, если иное не предусмотрено специальными правилами о нем.
Договор возмездного оказания услуг
Институт возмездного оказания услуг предназначен для регулирования тех правоотношений, которые, с одной стороны, не могут быть эффективно регламентированы подрядными нормами, а с другой стороны, по своей значимости и индивидуализирующим их свойствам еще не достигли той степени, при которой оказывается необходимым выделение каждого из них в особый договорный тип.
Последовательно уточняющая характеристика договора возмездного оказания услуг может быть представлена следующим образом.
Во-первых, возмездное оказание услуг принадлежит к группе договоров, направленных на выполнение работ (оказание услуг). Причем данная направленность применительно к рассматриваемому обязательству неразрывно связана с его возмездностью.
Во-вторых, договор возмездного оказания услуг направлен на выполнение не любых работ, а лишь таких., результат которых неотделим от самой работы.
Рассмотрим более подробно каждый из этих признаков.
Родовой признак возмездного оказания услуг выражается в направленности на возмездное выполнение работы с целью получения определенного результата. Этот признак объединяет рассматриваемый договор с рядом других обязательств, в частности, с договором подряда. Общность направленности является основой для применения к возмездному оказанию услуг значительного количества норм, регулирующих подряд. В статье 783 ГК РФ сказано, что общие положения о подряде применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит нормам главы 39 ГК РФ, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг.
Единство направленности на возмездное выполнение работ предопределило возможность применения к услугам не только общих положений о подряде, но и законодательства о видах договора подряда, специфика которых не противоречит возмездному оказанию услуг.
Вторичные особенности конкретных видов договора подряда лишь уточняют правовое регулирование, обусловленное направленностью на возмездное выполнение работ. Это касается, в том числе, и унифицированных правил, которые регламентируют данные отношения независимо от того, отделим ли результат от самой работы. Поэтому нормы, отражающие специфику конкретных видов подряда, должны применяться и к возмездному оказанию услуг, если в нем присутствует соответствующий вторичный признак. Например, специфика бытового подряда обусловлена экономическим неравенством подрядчика-профессионала и заказчика-гражданина, вступающего в договор с потребительской целью. Поэтому если в договоре возмездного оказания услуг участвуют такие стороны, то к нему применимы не только правила главы 39 ГК РФ, но также общие положения главы 37 ГК РФ и нормы, посвященные договору бытового подряда (параграф 2 главы 37 ГК РФ), которые не противоречат особенностям возмездного оказания услуг. Воз-можность применения норм о бытовом подряде к возмездному оказанию услуг предусмотрена в статье 783 ГК РФ, Если договор возмездного оказания услуг имеет признаки подрядных работ для государственных нужд, к нему применимы положения параграфа 5 главы 37 ГК РФ.
Договоры оказания юридических услуг
В группе договоров, направленных на выполнение работ (оказание услуг), помимо рассмотренных выше, существуют и иные обязательства, отличающиеся по характеру работы и специфике договорного результата, Особенности работы и результата обусловили выделение их в самостоятельные договорные типы со специфической правовой базой. Такими особенностями характеризуются договоры, направленные на оказание юридических услуг.
Юридические услуги разнообразны. В ГК РФ в качестве самостоятельных типов выделены договоры поручения (глава 49 ГК РФ), комиссии (глава 51 ГК РФ) и агентирования (глава 52 ГК РФ). Однако все эти договоры объединяет один общий признак: исполнитель совершает для заказчика юридически значимые действия. Этот признак позволяет в рамках группы договоров, направленных на выполнение работ и оказание услуг, выделить группу договоров, направленных на оказание юридических услуг.
Давая общую характеристику месту этих обязательств в системе гражданских договоров, необходимо учитывать следующее.
Во-первых, они относятся к группе договоров, направленных на вы-полнение работ (оказание услуг). Оказание юридических услуг также на-правлено на выполнение работы с целью достижения определенного экономического результата. Родовая принадлежность рассматриваемых договоров к группе обязательств, направленных на выполнение работ (оказание услуг) позволяет отличать их от договоров других групп, в частности, от договоров, направленных на передачу имущества в собственность или в пользование, а также от группы заемных обязательств.
Во-вторых, юридические услуги имеют принципиальную специфику, предопределенную особым характером договорного результата (юридически значимые действия) и, соответственно, своеобразным характером работы, направленной на его достижение.
Юридические услуги — понятие в некоторой степени неопределенное. Оно охватывает и такие услуги, которые не требуют правового регулирования, отличного от регламентации обычных услуг (глава 39 ГК РФ). К примеру, услуги по судебному представительству, которые не предусматривают совершения действий, влекущих возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей, можно назвать юридическими . Однако их правовое регулирование охватывается нормами о возмездном оказании услуг. Поэтому важно четко определить, какие юридические услуги законодатель рассматривает в качестве признака, требующего особой правовой регламентации.
Анализ ГК РФ показывает, что специального правового регулирования требуют такие юридические услуги, которые направлены на совершение юридически значимых действий, то есть действий, влекущих за собой возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей. Именно направленность на совершение юридических действий, имеющих значение юридического факта, является квалифицирующим признаком рассматриваемых обязательств.
Руководствуясь именно этим критерием, необходимо отграничивать рассматриваемые договоры от других обязательств, в том числе и тех, по которым тоже оказываются услуги юридического характера (например, юридические консультации, составление проектов договоров, юридическая помощь при проведении переговоров и т.д.).
Если анализировать обязательства оказания юридических услуг в плоскости тех нормообразующих признаков, которые положены в основу разделения договоров подряда и возмездного оказания услуг (отделимость результата от процесса работы, наличие материализованного результата), то следует отметить, что специфика договора оказания юридических услуг выражается, прежде всего, в том, что в нем соединяются элементы и подряда, и возмездного оказания услуг.
Договор транспортной экспедиции
Определяя место транспортной экспедиции в системе гражданских договоров, необходимо учитывать следующее:
Во-первых, в рамках транспортной экспедиции могут выполняться обязательства различной направленности (возмездного оказания услуг, поручения и т.д.). Причем данный договор не предусматривает обязательств какой-либо иной направленности, нежели та, которая характеризует тот или иной тип договора, выделенный в ГК РФ по признаку направленности. Это дает основания для вывода о том, что договор транспортной экспедиции сформулирован законодателем не по самостоятельному признаку направленности, а по вторичному системному признаку, служащему основой для выработки нормативной базы, лишь уточняющей правовое регулирование того типа обязательства, которое в нем присутствует.
Поскольку направленность является основным системным признаком и квалификация любого договора должна начинаться с установления его направленности, следует отметать, что направленность договора транспортной экспедиции определяется направленностью того обязательства, которое выполняет экспедитор .
Во-вторых отношения транспортной экспедиции имеют особенности, обусловившие специфическое правовое регулирование. Эти особенности выражаются в том, что услуги транспортной экспедиции непосредственно связаны с перевозкой. Именно связь с перевозочным процессом накладывает на родовые обязательства оказания фактических и юридических услуг специфический отпечаток.
Данный признак послужил основой для формирования унифицированных норм применимых к «перевозочным» видам обязательств различной направленности. Эти унифицированные положения собраны в главе 41 ГК РФ.
Наиболее характерна в этом отношении, на наш взгляд, статья 803 ГК РФ, предусматривающая, что ответственность экспедитора перед клиентом определяется по тем же правилам, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик, если экспедитор докажет, что нарушение экспедиторского обязательства вызвано ненадлежащим исполнением договора перевозки.
В то же время следует отметить, что перевозочная специфика оказывает более разнообразное влияние на регулирование фактических и юридических услуг, оказываемых по договору транспортной экспедиции. Оно не исчерпывается формированием унифицированных правовых норм. В частности, перевозочная специфика фактических услуг отличается от перевозочной специфики юридических услуг, а «перевозочное поручение» отличается от «перевозочной комиссии». Поэтому закон должен предусматривать, наряду с унифицированными нормами, также специальное регулирование, отражающее индивидуальную связь с перевозкой конкретного типа (вида) обязательства. Данные правила могли бы быть размещены в главах, посвященных этим обязательствам.
К сожалению, ГК РФ не предусматривает такой регламентации. Влияние перевозочного фактора ограничено созданием унифицированных норм. Это свидетельствует о том, что связь конкретных фактических и юридических услуг с перевозкой является проблемой, заслуживающей углубленного анализа.
Договор хранения
Принадлежность хранения к группе правоотношений, направленных на выполнение работ (оказание услуг) позволяет отграничить его от договоров других групп. Это важно учитывать, так как несмотря на некоторое фактическое сходство хранения с рядом обязательств из других групп их правовое регулирование принципиально различно.
Например, хранение, так же, как и аренда, предполагает передачу имущества во временное владение другому лицу с условием его возврата. Но разница между ними заключается в том, что при хранении услугу оказывает лицо, принимающее вещь во владение, а при аренде основное договорное действие (предоставление имущества во владение и пользование) совершает лицо, передающее вещь во владение.
Специфика направленности хранения на выполнение работы, отли-чающая его от обязательств других групп, предопределяет особый объем полномочий хранителя в отношении хранимого имущества, Характерным для хранителя является право владения.
Право пользования, то есть извлечения полезных свойств вещи, по общему правилу, находится за рамками хранения, поскольку предоставление имущества в пользование — это направленность аренды или ссуды. Как исключение, право пользования вещью соответствует договору хранения лишь в том случае, когда пользование хранимым имуществом необходимо для обеспечения его сохранности (статья 892 ГК РФ).
Прежде всего, необходимо учитывать, что подобные договоры являются смешанными, соединяющими в себе хранение и аренду (или ссуду, если пользование безвозмездно), и применять к ним нормы данных договорных институтов (часть 3 статьи 421 ГК РФ).
Сложности возникают в связи с тем, что конкретные нормы о ссуде (аренде) противоречат правилам о хранении. В такой ситуации необходимо отвечать на вопрос о том, положения какого договорного института имеют приоритетное значение.
Если хранителю предоставляется право безвозмездного пользования, целесообразно учитывать следующее. Отношения по безвозмездному пользованию вещью, переданной на хранение, являются вторичными по сравнению с самим обязательством хранения. Поэтому правила о ссуде могут применяться к отношениям по безвозмездному пользованию предметом хранения лишь в той части, в какой они не противоречат нормам, регламентирующим хранение. Так, нет препятствий для применения пункта 2 статьи 690 ГК РФ, устанавливающего запрет для коммерческой организации передавать имущество в безвозмездное пользование лицу, являющемуся ее учредителем, участником, руководителем, членом ее органов управления или контроля. В то же время некоторые нормы о ссуде не должны применяться к рассматри-ваемым правоотношениям в силу их противоречия приоритетным правилам хранения. В частности, это касается возложения на ссудополучателя обязанности по проведению текущего и капитального ремонта, а также несению расходов по содержанию вещи (статья 695 ГК РФ), риска случайной гибели или повреждения вещи (статья 696 ГК РФ), оснований расторжения договора (статья 698 ГК РФ).
В том случае, когда хранителю предоставляется право пользоваться вещью в качестве оплаты услуг по хранению, в правоотношении соединяются обязательства хранения и аренды, Здесь арендные отношения играют также второстепенную роль. Они лишь сопутствуют хранению, присоединяются к нему. Заключая такой договор, стороны исходят, прежде всего, из оказания услуги по обеспечению сохранности имущества (если бы приоритетным было предоставление имущества в пользование, то они заключили бы обычный договор аренды, по которому обеспечение сохранности арендованного имущества и так входит в обязанности арендатора). Поэтому правила об аренде могут применяться к данному договору лишь в части, не противоречащей нормам о хранении.

2.3. Договоры, направленные на предоставление отсрочки возврата имущества

Автором будут рассмотрены договоры, направленные на предоставление отсрочки возврата имущества, такие как договор займа и договор банковского счета.
Договор займа
В заемном правоотношении предоставление отсрочки осуществляется путем передачи имущества в собственность другому лицу и возложения на него обязанности по возврату равного количества такого же имущества. Поэтому институт займа содержит не только общие нормы, применимые ко всем договорам, направленным на предоставление отсрочки, но и правила, отражающие особенности отношений в части передачи и возврата имущества, то есть той части правоотношений, которая схожа с обязательствами, направленными на передачу имущества в собственность. Это является основанием для применения к займу некоторых правил из института купли-продажи.
В заемном правоотношении направленность на отсрочку встречного предоставления проявляется в чистом виде, поскольку в нем производится передача в собственность и возврат одинакового имущества, отвечающего требованиям эквивалентности. В связи с этим нормы параграфа 1 главы 42 ГК РФ имеют правовое значение в нескольких аспектах .
Во-первых, заем сформулирован в ГК РФ как родовое обязательство, нормы которого распространяются на любые договоры рассматриваемой группы, в том числе и те, в которых отсрочка встречного предоставления выражается в отсрочке оплаты, а не в передаче имущества в собственность с условием возврата такого же количества имущества того же рода и качества. Естественно, унифицированные нормы о займе применяются к таким обязательствам в части, не противоречащей их специфике.
Цель займа, выражающаяся в отсрочке встречного предоставления, служит основой для применения данного договорного института к любым обязательствам, в которых имеет место такая отсрочка. Учитывая, что заем как таковой, и долг, возникший из иных сделок, относятся к однопорядковым явлениям — займу в экономическом смысле - в форму займа можно облечь всякий долг. Этим обусловлено то, что согласно статье 818 ГК РФ долг, возникший из иного основания (купли-продажи, аренды и т.д.), по соглашению сторон может быть заменен заемным обязательством. Новация долга в заемное обязательство представляет собой соглашение, по которому стороны признают, что долг, возникший по иному обязательству, становится долгом заемным, суть и цель которого заключается в предоставлении отсрочки его возврата. Кроме того, согласно пункту 2 статьи 823 ГК РФ нормы о займе применяются к отношениям коммерческого кредита.
Во-вторых, положения параграфа 1 главы 42 ГК РФ имеют значение родового договорного института для тех обязательств данной группы, которые хотя и выделены в качестве самостоятельных типов договоров, но также направлены на передачу имущества в собственность с условием возврата такого же количества имущества того же рода и качества (банковский вклад и банковский счет).
В-третьих, заемные обязательства разнообразны. Они могут характеризоваться дополнительными особенностями, требующими законодательного закрепления (кредит, товарный кредит). Однако несмотря на это все виды договоры займа имеют единую основу правового регулирования. Положения параграфа 1 главы 42 ГК РФ представляют собой унифицированные нормы, применимые к любым видам договора займа в части, не противоречащей их специфике.
В-четвертых, нормы параграфа 1 главы 42 ГК РФ непосредственно регламентируют простейшие заемные отношения, не осложненные иными нормообразующими признаками.
Заем может быть возмездным и безвозмездным. Возмездным является такой договор займа, по которому заемщик обязан уплачивать проценты на сумму займа. Соответственно, безвозмездным считается заем, не предусматривающий обязанности по уплате процентов . От возмездности (безвозмездности) договора зависит регламентация некоторых его элементов, в частности, порядка досрочного возврата займа.
Определяя место кредитного договора в системе обязательств рассматриваемой группы, необходимо учитывать следующее.
Во-первых, он является видом договора займа. Родовая принадлеж-ность кредитного договора к займу обусловила возможность применения к нему положений параграфа 1 главы 42 ГК РФ в части, не противоречащей правилам параграфа 2 главы 42 ГК РФ и существу кредитного договора.
Во-вторых, кредитный договор имеет специфику, требующую правового отражения. Договор займа сформулирован законодателем как реальный договор. Однако для тех возмездных заемных отношений, в которых на стороне заимодавца выступает банк или иная кредитная организация, а предметом являются деньги, конструкция реального договора оказывается узкой и требуется применение конструкции консенсуального договора. В связи с этим законодатель должен был сформулировать специальные нормы, отражающие особенности консенсуатьного договора займа, и установить, в каких случаях стороны вправе заключить консенсуальный договор займа по поводу денег.
Оценивая правила параграфа 2 главы 42 ГК РФ, важно учитывать, что они имеют унифицированное значение, отражающие консенсуальность любого заемного обязательства независимо от наличия иных признаков (фигуры заимодавца, предмета займа). Такие нормы применимы ко всем заемным правоотношениям, сформулированным в ГК РФ как консенсуальные. Не случайно в статье 822 ГК РФ, посвященной договору товарного кредита, предусмотрена возможность применения к нему правил о кредитном договоре в части, не противоречащей специфике товарного кредита.
В статье 819 ГК РФ предусмотрено, что консенсуальныи договор займа, предметом которого являются деньги, может быть заключен лишь в том случае, когда на стороне заимодавца участвует банк или иная кредитная организация, а сам заем носит возмездный характер.
Таким образом, квалифицирующими признаками кредитного договора являются :
 участие на стороне заимодавца банка или иной кредитной организации;
 денежные средства как предмет займа;
 возмездность обязательства.
Отсутствие любого из указанных признаков исключает квалификацию обязательства как кредитного договора и, соответственно, его консенсуальныи характер. Иначе говоря, согласно ГК РФ договор денежного займа может быть консенсуальным, но только в тех случаях, когда заимодавцем выступает банк или иная кредитная организация, а сам заем является возмездным (процентным).
Договор банковского счета
В юридической литературе нет единства мнений по вопросу о правовой природе данного договора. Одна группа ученых исходит из того, что договор банковского счета является самостоятельным типом договора.
О.С.Иоффе, в частности, указывал, что действия по исполнению договора банковского счета являются сделками, каждая из которых непосредственно не входит в договор банковского счета .
Другие считают договор банковского счета смешанным обязательст-вом, сочетающим элементы договоров займа, поручения и комиссии . Вы-сказываются и иные точки зрения .
Представляется, что, определяя правовую природу данного обязательства и, соответственно, его место в системе гражданских договоров, необходимо учитывать следующее.
Во-первых, договор банковского счета имеет общую правовую природу с группой заемных обязательств. Эта общность предопределяется направленностью на передачу денежных средств в собственность с условием возврата. Открывая банковский счет, стороны вступают в правоотношение, согласно которому банк обязуется принимать взаймы от клиента денежные средства и возвращать их в соответствии с определенными условиями.
Средства на текущих банковских счетах являются объектом обязательственных прав клиента, они входят в состав имущества клиента как бессрочное, безусловное и абстрактное право требования выплаты денег. Обязательства банка по договору банковского счета включают в себя денежное обязательство перед клиентом в размере отраженной на счете суммы.
Поскольку заемная направленность договора банковского счета уточняется теми же признаками, которые лежат в основе выделения договора банковского вклада (во-первых, заемщиком выступает банк или иная организация, имеющая соответствующую лицензию; во-вторых, предметом займа являются деньги), обязательство банковского счета имеет наибольшее сходство с таким правоотношением из группы заемных обязательств, как договор банковского вклада.
Вывод о том, что в правоотношении банковского счета присутствует заемная направленность, подтверждается содержанием глав 44 и 45 ГК РФ.
Так, в институте банковского счета предусмотрено применение к бан-ковскому счету некоторых заемных правил, регулирующих передачу и возврат денежных средств. В частности, в статье 852 ГК РФ регламентирована обязанность банка по уплате процентов за пользование денежными средствами, находящимися на счете. В статье 853 ГК РФ предусмотрен зачет встречных требований банка и клиента по счету. Кроме того, в пункте 3 статьи 834 ГК РФ сказано, что к отношениям банка и вкладчика по счету, на который внесен вклад, применяются правила о договоре банковского счета, если иное не предусмотрено правилами о банковском вкладе или не вытекает из существа договора банковского вклада. Тем самым законодатель установил, что отношения, связанные с банковским счетом, регулируются в совокупности институтами банковского вклада и банковского счета. Представляется, что законодательная конструкция выглядела бы более последовательной, если бы в институте банковского счета содержалось указание о возможности применения к нему норм о банковском вкладе (займе).
Анализируя возможность применения к банковскому счету правил о банковском вкладе, важно учитывать следующее. Как было, заемная направленность в договоре банковского счета уточняется теми же дополнительными признаками, которые характерны для договора банковского вклада (участие па стороне заемщика банка или иной организации, имеющей соответствующую лицензию, и деньги как предмет договора). В то же время банковский вклад характеризуется еще одним дополнительным признаком - возмездностью: договор банковского вклада может быть только возмездным. В связи с этим правовая база банковского вклада состоит, во-первых, из унифицированных норм, на которые не влияет возмездность или безвозмездность правоотношения, и, во-вторых, из правил, которые отражают депозитную направленность в привязке к признаку возмездности. С другой стороны, заемные отношения в обязательстве банковского счета могут быть как возмездными, так и безвозмездными (пункт 1 статьи 852 ГК РФ).
Поэтому к договору банковского счета, предусматривающему воз-мездное пользование денежными средствами, когут применяться как первая, так и вторая группа депозитных правил. К договору банковского счета, по которому исключено начисление процентов за пользование денежными средствами, применимы лишь те унифицированные нормы о банковском вкладе, на которые не влияет возмездность (безвозмездность) правоотношения.
Во-вторых, направленность договора банковского счета не ограничивается предоставлением отсрочки возврата денежных средств. Данное обязательство характеризуется также направленностью на оказание банком услуг по зачислению денежных средств на счет и перечислению их со счета.
Действия банка по возврату суммы займа не заимодавцу, а третьему лицу по указанию заимодавца, и действия банка по принятию денежных средств от третьего лица как от заимодавца могут совершаться и в рамках обычного договора займа. Если такие действия носят разовый характер, они не представляют собой самостоятельной услуги со стороны банка (заемщика). Однако в том случае, когда договор заключается с целью систематического совершения банком указанных действий, он приобретают характер самостоятельного обязательства.
Оценивая правовую природу банковских услуг, необходимо, на наш взгляд, исходить из следующего. Обязательство по зачислению денег на счет и перечислению их со счета, безусловно, характеризуется родовой направленностью на оказание услуг. Все услуги имеют общие «корни». Это и позволяет увидеть в банковских услугах сходство с другими договорами, направленными на оказание услуг. Однако услуги отличаются друг от друга, как по характеру выполняемой работы, так и по специфике результата, к которому стремятся стороны. В тех случаях, когда эти отличия предопределяют особенности правового регулирования, создаются различные типы (виды) договоров, направленных на оказание услуг. Именно поэтому договоры возмездного оказания услуг, поручения, комиссии, перевозки, доверительного управления имуществом и другие, принадлежащие к общей группе обязательств, направленных на выполнение работ (оказание услуг), выделены в ГК РФ как самостоятельные типы договоров.
В связи с этим, определяя, является ли банковская услуга комиссией (поручением) или самостоятельным видом услуг, необходимо исходить из того, имеет ли она особенности, требующие принципиально иной правовой регламентации, нежели та, которая предусмотрена для уже существующих типов договоров данной группы.
Если анализировать услуги, оказываемые банком по договору банковского счета в этом аспекте, то следует признать, что они имеют специфическую направленность и поэтому дня их регулирования непригодны ни нормы возмездного оказания услуг, ни правила, установленные для других видов услуг (комиссии, поручения и т.д.). Следовательно, договор банковского счета характеризуется направленностью на оказание специфических банковских услуг.
В-третьих, поскольку в договоре банковского счета соединяются за-емная направленность и направленность на оказание специфических банковских услуг, возникает вопрос: как сочетаются в рассматриваемом договоре эти две направленности и как взаимодействуют обусловленные ими нормы?
Романец Ю.В., анализируя различия между договорами банковского вклада и банковского счета, пришел к выводу о том, что в договоре банковского счета заемная направленность не имеет самостоятельного значения, не определяет существа правоотношения, она подчинена направленности на оказание банковских услуг . Депозитный вклад представляет собой, по сути, разновидность займа, где заимодавцем выступает вкладчик, а заемщиком — банк. Проведение расчетных операций по вкладу не представляет существа договора, а является побочной услугой, которая может присутствовать, а может и отсутствовать. От этого существо правоотношений не изменится. В до-говоре банковского счета, наоборот, проведение операций по счету является его существом, а начисление процентов на остаток может присутствовать в этом правоотношении, а может и отсутствовать. Опять же существа договора это не изменит . Из сказанного следует, что стороны сравниваемых договоров имеют различные цели, их интересы направлены на получение различных по природе имущественных благ - услуг в одном случае, и прироста на капитал в другом.
На наш взгляд, в договоре банковского счета соединяются два обяза-тельства с самостоятельной направленностью. Стороны в этом правоотношении преследуют две цели: предоставление отсрочки возврата денежных средств и оказание банковских услуг. Каждая из них имеет самостоятельное нормообразующее значение, в полной мере сохраняющееся при соединении этих целей в одном договоре. Данный фактор нельзя недооценивать, так как он служит основой для применения к банковскому счету, как заемных правил, так и положений об оказании банковских услуг. Поэтому договор банковского счета необходимо определять как специально урегулированный в ГК РФ смешанный договор, соединяющий в себе обязательства займа (банковского вклада) и оказания услуг по зачислению денежных средств на счет и перечислению их со счета.
Таким образом, в данной главе автором были рассмотрены договоры, направленные на передачу имущества в собственность, а именно, договоры купли-продажи. Перечисленные договоры выделяются по различным системным признакам. Отношения купли-продажи также неоднородны. Специфической регламентации требует особый субъектный состав участников (розничная купля-продажа, поставка, поставка товаров для государственных нужд, контрактация), особенности предмета договора (контрактация, продажа недвижимости, продажа предприятия) и т.д. Направленность на передачу имущества в собственность предполагает передачу правомочий владения, пользования и распоряжения договорным имуществом. Поэтому если какое-либо из указанных правомочий не передается, нельзя говорить о направленности договора на передачу имущества в собственность.
Также автором были изучены договоры, направленные на выполнение работ и оказание услуг: договор подряда (договор строительного подряда, договор подряда на выполнение проектных и изыскательских работ); договор возмездного оказания услуг; договоры оказания юридических услуг, договор транспортной экспедиции, договор хранения. Специфика направленности на выполнение работы наиболее характерно проявляется при сравнении купли-продажи и подряда, предусматривающего передачу заказчику права собственности на результат работы. И купля-продажа, и указанная разновидность подряда имеют одинаковую конечную цель - передача имущества в собственность контрагенту. Однако для участников подрядных отношений недостаточно просто передачи имущества в собственность, как это происходит при купле-продаже.
Немаловажную роль в системе гражданских договоров занимают договоры, направленные на предоставление отсрочки возврата имущества, такие как договор займа и договор банковского счета. Экономическая и юридическая цель данных договоров заключается в предоставлении отсрочки встречного эквивалентного возмещения. Иной цели у сторон, заключающих договор, согласно которому одна сторона передает другой стороне имущество в собственность с условием возврата такого же количества имущества того же рода и качества, нет.










ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги проведенного исследования, следует сказать, автором была выполнена поставленная цель работы, были определены основные принципы, правовые идеи построения и выявление признаков системы договоров в российском гражданском праве.
Исследование гражданских договоров в качестве единой системы по-зволяет рассматривать договоры не как разрозненную массу отдельных видов договоров, а как определенную их совокупность, обладающую внутренней целостной структурой. Системное исследование позволяет понять, что объединяет все договоры в единое целое и что в рамках этого единого целого разграничивает их между собой.
Во-первых, системный подход в построении и анализе договорного права служит достижению правотворческой цели, под которой понимается создание эффективного законодательства. Он способствует выявлению признаков правоотношений, влияющих на правовое регулирование, и значимой для права связи между этими признаками.
Во-вторых, исследование системы договоров направлено на решение правоприменительной задачи. Для эффективного применения гражданского законодательства к конкретному договору необходимо правильно его квалифицировать.
Системный подход может быть использован для изучения договора во всех указанных значениях. И каждое из этих исследований имеет научную ценность. Наибольший интерес представляет системный анализ договоров как правоотношений. Именно он позволяет выявить объективные закономерности взаимодействия между правом и регулируемыми им общественными отношениями.
Система договоров есть правовая система. Это означает, что входящие в нее договоры объединяются и разделяются по юридическим признакам. Критериями формирования системы гражданских договоров могут быть любые значимые для права признаки общественных отношений, то есть такие признаки, которые влияют на правовое регулирование. При определении того, какие признаки общественных отношений могут быть значимыми для права, необходимо исходить из принципа «открытого перечня». В качестве системного должен рассматриваться любой признак, если он обусловливает правовое регулирование.
Построение системы гражданских договоров и их классификация основываются на дифференциации и унификации правового регулирования. Унификация, в частности, позволяет сформулировать единые нормы, адекватно отражающие общий признак, на котором основана та или иная группа договоров. Один из основных принципов унификации заключается в том, что она должна проводиться на каждом системном уровне, который может служить основой для унификации подходов и принципов правового регулирования, а также конкретных юридических норм.
Для надлежащей унификации нормативного материала необходимо оптимальное размещение в законе унифицированных норм, создающее возможность для их применения ко всем договорам, к которым они должны применяться. В частности, в разделе, посвященном конкретному договору, должны содержаться лишь те нормы, которые отражают его специфику. Нормы, обусловленные более общим признаком и применимые вследствие этого также к другим договорам, должны содержаться в более общем разделе. К непоименованному договору должны применяться те унифицированные нормы, которые обусловлены присутствующим в нем системным признаком, уже использованным законодателем для формирования правовой базы, если этому не препятствует специфика непоименованного договора.
Свобода усмотрения контрагентов по выбору типа (вида) договора и определению его условий ограничивается объективными системными зако-номерностями и принципами построения системы договоров, поскольку факторы, формирующие систему договоров, существуют независимо от воли участников правоотношений.
Автором были исследованы особенности заключения договоров, на-правленных на передачу имущества в собственность, на выполнение работ и оказание услуг, договора на предоставление отсрочки возврата имущества, такие как договор займа и договор банковского счета.
В результате можно сделать вывод о том, что
система договоров обладает признаками, с одной стороны, отличающими ее от остальных подотраслей гражданского права, а с другой стороны, свойственными любым договорным отношениям. Эти признаки служат основой для формулирования унифицированных норм, применимых ко всем договорам. И, наконец, в-третьих, система договоров состоит из множества элементов (или, согласно иерархической структуре, из типов, видов, подвидов, разновидностей договоров), каждый из которых обладает общими признаками гражданского договора и характеризуется спецификой, обуславливающей необходимость правового регулирования. Изучение договорного права посредством системного подхода позволяет выявить принципы его построения от общего к частному, что достаточно важно для правотворческой и кодификационной деятельности.










БИБЛИОГРАФИЯ

Нормативные правовые акты
1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (принят ГД ФС РФ 21.10.1994) (ред. от 11.02.2013) // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.12.1995) (ред. от 14.06.2012, с изм. и доп., вступающими в силу с 01.07.2013)// СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001 № 146-ФЗ (принят ГД ФС РФ 01.11.2001) (ред. от 05.06.2012, с изм. от 01.01.2013) // СЗ РФ. 2001. № 49. Ст. 4552.
2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18.12.2006 № 230-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.11.2006) (ред. от 08.12.2011) // СЗ РФ.2006.
3. Федеральный закон от 17 декабря 1999 г. № 188-ФЗ «О мировых судьях Российской Федерации». // СЗ РФ. 1998. № 51. Ст. 6270.
4. Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. № 52-ФЗ «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3302.
5. Федеральный закон от 26 января 1996 г. № 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» ( ред. от 26 ноября 2001 г. N 147-ФЗ) // СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 411.
6. Федеральный закон от 26 ноября 2001 г. № 147-ФЗ «О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» ( ред. от 23 декабря 2003 г. N 186-ФЗ) // СЗ РФ. 2001. № 49. Ст. 4553.



Научно-теоретическая и учебная литература
7. Абова Т.Е. Договора в гражданском праве. Правовые проблемы теории и практики // Государство и право. - 2010. - № 7. – С. 10-12.
8. Авилов Г.Е. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии, алфавитный предметный указатель. / Под ред. О.М.Козырь, А.Л.Маковского, С.А.Хохлова. - Международный центр финансово-экономического развития, 2010. – 345 с.
9. Брагинский М.И. Гражданское право и объекты права собственности // Журнал российского права. - 2011. - №11. – С. 12-15.
10. Брагинский М.И. Договор подряда и подобные ему договоры, - М.: Статут. 2010. – 328 с.
11. Брагинский М.И. Договор хранения. - М.: «Статут», 2011. – 432 с.
12. Брагинский М.И. Договоры подряда и возмездного оказания услуг по гражданскому законодательству // Законодательство и экономика, - 2010. - №№17-18.
13. Брагинский М.И. Научно-практический комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации. 2-е изд., доп. и пере-раб. - М.: Инфра - М. – 2011. – 546 с.
14. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. - М.: Статут, 2011 – 587 с.
15. Быков A.T. Система хозяйственных договоров // Вестник МГУ. - 2010. -№ 5. – С. 12-17.
16. Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров. Комментарий: - М.: Юрид. лит., 2010.
17. Витрянский В.В. Договор аренды и его виды: прокат, фрахтование на время, аренда зданий, сооружений и предприятий, лизинг. - М.: «Статут», 2010. – 365с.
18. Витрянский В.В. Договор купли-продажи и его отдельные виды.- М.: «Статут», 2012.- 365 с.
19. Витрянский В.В. Новые типы гражданско-правовых договоров // Закон. - 2013. -№ 6. – С. 10-16.
20. Витрянский В.В. Отдельные виды договора аренды (глава 34) (Комментарий ГК РФ) // Хозяйство и право. - 2012. - № 3. – С. 8-11.
21. Гордон М.В. Система договоров в советском гражданском праве // Ученые записки Харьковского юридического института. - Вып. 5. - 2010. – 129 с.
22. Гражданский кодекс Российской Федерации, Часть вторая: Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель / Под ред. О.М.Козырь, А.Л.Маковского, С.А.Хохлова. - М, 2012. – 437 с.
23. Гражданское право в 2-х томах. Т.2. Учебник под ред. Е.А.Суханова. - М.: Инфра - М. – 2013 – 376 с.
24. Гражданское право. Учебник. Часть 1. Издание второе, переработанное и дополненное. /Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. - М.: "Проспект", 2012. – 435 с.
25. Гражданское право. Часть 1. Учебник / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П.Сергеева. - М., 2012. 380 с.
26. Ефимова Л.Г. Гражданское право: Учебное и практическое пособие. - М., 2011. – 453 с.
27. Жилинский С.Э. Предпринимательское право (правовая основа предпринимательской деятельности). Учебник для вузов. Изд. 2-е, испр. и доп. - М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М, 2010. – 460 с.
28. Иоффе О.С. Обязательственное право. - М,: "Юридическая литература", 2011. – 425 с.
29. Кабалкин А., Санннкова Л. Гражданский договор // Российская юстиция. - 2012. -№6. – С. 4-7
30. Клейн Н.И. Гражданское право России. Часть вторая. Обязательственное право: Курс лекций. Отв. ред. О.Н.Садиков. - М.: Издательство БЕК, 2011. – 546 с.
31. Клейн Н.И. Договор поставки // Законодательство и экономика. - 2011. - № 7-8. – С. 12-14.
32. Козырь О.М Недвижимость в Гражданском кодексе России // Гражданский кодекс России: Проблемы. Теория. Практика / Отв. Ред. А.Л.Маковский. - М., 2012. – 342 с.
33. Комаров А.С. Финансирование под уступку денежного требования (гл. 43). В кн. Гражданский кодекс России. Часть вторая. Договоры и другие обязательства (текст проекта, комментарии, проблемы). - М, 2012. – 280 с.
34. Левшина Т.Л. Договор розничной купли-продажи // Законода-тельство и экономика. - 2011. - № 7. С. 5-7.
35. Литовкин В.Н. Глава 13 в книге; Гражданское право России. Часть вторая. Обязательственное право: Курс лекций. Отв. ред. О.Н.Садиков. - М.: Издательство БЕК, 2013. – 423 с.
36. Масевич М.Г. Комментарий к главе 47 в книге: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). Руководитель авторского коллектива и ответственный редактор доктор юридических наук, профессор О.Н.Садиков. - М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ, издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 2012. – 365 с.
37. Павлодский Е.А. Комментарий к главе 42 ГК РФ в Комментарии к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейном) под ред. О.Н.Садикова. - М., Юридическая фирма "Контракт", издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 2013. – 356 с.
38. Розенберг М.Г. Комментарий к статье 454 ГК РФ в Комментарии к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейном) под ред. О.Н.Саднкова. - М.: Юридическая фирма "Контракт", издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 2012. – 320 с.
39. Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России. – М.: Юристъ. – 2011. – 496 с.
40. Романец Ю.В. Некоторые проблемы квалификации гражданских договоров // Журнал российского права. - М.: Норма, 2010, № 1. - С. 52-58
41. Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. Учебно-практическое пособие. - М: Дело, 2012. – 327 с.
42. Сорокин Д.Н. О системе норм Гражданского кодекса // Журнал российского права.- 2013.- №1. – С. 10-13.
43. Суворова С. Договор хранения// Российская юстиция. - 2012. - № 6. – С. 7-9.
44. Суханов Е.А. Заем и кредит. Финансирование под уступку де-нежного требования. Банковский вклад. Банковский счет (главы 42-45) (Комментарий ГК РФ РФ) // Хозяйство и право. - 2012. - № 7.– 7-11.
45. Суханов Е.А. Поручение (глава 49) в книге; Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель. / Под ред. С.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. - Международный центр финансово-экономического развития, 2013. – 254 с.
46. Яковлев В.Ф. Гражданский кодекс и государство // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 2012. - № 6. – С. 10-13.
Материалы судебной практики
47. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Рос-сийской Федерации от 30.09.97 № 3490/97 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации -1998. -№ 1.
48. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Рос-сийской Федерации от 26.01.99 № 6150/98 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 1999. - № 5
49. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.04,2000 № 7349/99 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 2010. - № 7.
50. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Рос-сийской Федерации от 18.04.2002 № 506/2002 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федераций. - 2012. - № 8.
51. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Рос-сийской Федерации от 16.05.2000 № 9377/99 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 2010. - № 8.

Специальные издания
52. Додонов В.Н., Ермаков В.Д., Крылова М.А., Палаткин А.В., Панов В.П., Трофимов В.Н. Большой юридический словарь. М.: Инфра - М, 2011. - 790 с.
53. Справочно-правовая система "Гарант".
54. Справочно-правовая система "Консультант Плюс".