КУРСОВАЯ

Хулиганство и вандализм


ВУЗ - кгти
Объем работы - 30 страниц формата A4
Год защиты - 2017

Оформите предварительный заказ, чтобы узнать стоимость работы.


СОДЕРЖАНИЕ:

Кисловодский Гуманитарно-Технический Институт














Курсовая работа
по дисциплине: «Уголовное право»
на тему: «Хулиганство и вандализм. »



Выполнил:






Проверил:











г.Кисловодск.



Содержание


1. Введение………………………………………………………….….3 стр.

2. Понятие хулиганства и его отличие от
преступлений против личности…………..4 стр.

3. Виды хулиганства и их характеристика……………………….15 стр.

4. Понятие вандализма……………………… ……………………...18 стр.

5. Разграничение вандализма и хулиганства………………………24 стр.

6. Заключение……………………………………………………….....28 стр.

7. Список литературы………………………………………………29 стр.
1.Введение

На современном этапе развития российского общества государство признает, что человек, его достоинство, неотъемлемые права и свободы представляют собой высшую ценность. Приоритет человека делает необходимыми доброжелательные отношения между людьми в соблюдении правил общежития, заботливое отношение к воспитанию подрастающего поколения, создание условий, обеспечивающих здоровье населения. А это, в свою очередь, предполагает соблюдение гражданами правил общественного поведения, правил безопасности и правил, направленных на сохранение здоровья населения.
Хулиганы отравляют жизнь законопослушных граждан, мешают им нормально трудиться и отдыхать, нарушают жизненно важные права и свободы человека Статья 213 является одной из самых часто применяемых статей уголовного кодекса, а по данным официальной статистики большую часть преступлений квалифицируемых по статье 213 УК РФ совершают лица в возрасте от 16 до 25 лет. Опасность хулиганства заключена так же и в многообразии форм его проявления, а также в том, что хулиганство зачастую является отправным моментом становления людей на путь более тяжких преступлений. Хулиганство, как и многие другие явления в обществе претерпевает изменения и подвержено динамике. И динамика хулиганства, как общественно опасного деяния растет с каждым годом .
Вандализм же является разрушением и осквернением памятников и иных строений и сооружений , а также порча имущества на транспорте и в других общественных местах . Вандализм разрушает человеческую культуру и ценности общества . В связи с этим ст.214 УК РФ определяет наказание за совершенные деяния .



2.Понятие хулиганства и его отличие от преступлений против личности.

Что же означает слово хулиганство, и откуда оно к нам пришло? Существует несколько теорий возникновения слов хулиган и хулиганство. По одной из таких теорий слово хулиганство произошло от древнерусского слова «хулить» и французского «gens» - люди. Толковый словарь В.Даля дает следующее определение слову «хулить» – т.е. не одобрять, порицать, хаять, порочить, унижать, осуждать и т.д. Кличку хулиган давали крепостным крестьянам, которые были в чем-то повинны и их хотели опорочить, унизить. По другой теории слово хулиганство произошло от английского «Hooligan» - по фамилии одной семьи проживавшей на территории Лондона в конце XVIII века и известной своей грубостью, вызывающим поведением и постоянными драками . А еще одна теория гласит, что слово «хулиган» произошло от наименования двух кланов американских индейцев хулиганов и апашей. Апаши всегда стремились завоевать хулиганов, но долгое время им это не удавалось, после завоевания, апаши за упорное сопротивление приписали им самые отрицательные качества.
В законодательстве дореволюционной России определение хулиганству не давалось, впервые о нем упоминал декрет СНК от 4 мая 1918 года «О революционных трибуналах». Уголовный кодекс РСФСР 1922 года стал первым кодексом, который выделил хулиганство в самостоятельный состав преступления. Статья 176 УК РСФСР 1922 года находилась в главе о преступлениях против жизни, здоровья, чести и достоинства личности и гласила: «Хулиганство, т.е. озорные, бесцельные, сопряженные с явным проявлением неуважения к отдельным гражданам или обществу в целом действия – карается принудительными работами или лишением свободы на срок до одного года».
В уголовном кодексе 1926 года статья 76 давала уже несколько другое определение хулиганству и определяла его, как «озорные, сопряженные с явным неуважением к обществу действия» и отнесено оно было к преступлениям против управления. Впоследствии из УК было исключено указанное выше определение хулиганства. Президиум Верховного Совета СССР в Указе от 26 июля 1966 года «Об усилении ответственности за хулиганство» дал новое определение этому явлению, квалифицировав его как «умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу». Такое же определение хулиганства стала содержать статья 206 Уголовного Кодекса 1960 года после издания вышеуказанного Указа Президиума Верховного Совета СССР.
В уголовном кодексе 1996 года законодатель, прежде всего, разместил статью о хулиганстве в главе 24 «Преступления против общественной безопасности» и существенно изменил дефиницию хулиганства. Статья гласила: «Хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества »
Если сравнивать составы хулиганства 1960 года и 1996 года, то видно, что из прежнего состава хулиганства в самостоятельный состав преступления с названием «Вандализм» выделились «осквернение зданий и иных сооружений, порча имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах» (ст.214 УК РФ). Кроме того, ряд действий квалифицировавшихся прежде по ст.206 УК РСФСР, включены в соответствующие нормы раздела «Преступления против личности», как действия, совершенные из хулиганских побуждений (ст.111 «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью», ст.112 «Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью») .
Федеральный закон Российской Федерации от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» вновь изменил дефиницию хулиганства. Статья определила, что хулиганство, «есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия».
Как видно, статья претерпела довольно сильные изменения, и это касается не только определения хулиганства, его видов, обязательных и квалифицирующих признаков, изменению подверглось и наказание за данный вид преступления.
Во-первых, исчезли ранее обязательные для такого преступления признаки, как применение насилия к гражданам либо создание угрозы такого применения, а так же уничтожение или повреждение чужого имущества. При исключении этих обязательных признаков законодатель, на мой взгляд, руководствовался судебной практикой, которая неоднократно указывала на то, что не всякое хулиганство совершается с применением насилия или угрозой такого применения. Так, попытки применения насилия имеют место лишь в 32% случаев . Законодатель так же стремился пресечь ошибки, которые часто допускали суды при разграничении преступлений предусмотренных статьями 115 и 213 УК РФ, а так же при разграничении уголовного хулиганства и административного. Точно так же обстоит дело и с уничтожением или повреждением чужого имущества, как обязательного в прошлом признака хулиганства.
Во-вторых, применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, стало обязательным, а не квалифицирующим признаком хулиганства. Это, на мой взгляд, связано с желанием законодателя декриминализировать ряд деяний предусмотренных УК, и освободить и без того переполненные тюрьмы, а так же с тем, что большинство хулиганских действий и так совершаются с применением оружия или предметов, используемых в качестве таковых. Кроме того, ни для кого не секрет какую сложность представляло собой для правоохранительных органов разграничение административного и уголовного хулиганства. В соответствии с новой редакцией статьи 213 уголовное хулиганство только тогда уголовно, когда применялось оружие или применялись предметы, используемые в качестве оружия. Таким образом, законодатель, наконец, то поставил точку в многолетних спорах различных ученых о том, что же считать уголовным, а что административным хулиганством.
Совершенно ясно, что определенную сложность представляет, как само определение хулиганства, которое неоднократно менялось и, по-видимому, еще не раз изменится, так и месторасположение данной статьи в Уголовном кодексе. Изменения, которые были внесены в статью 213 16 декабря 2003 года играют положительную роль таких изменений правоохранительные органы ждали очень давно. Новая редакция статьи наиболее полно и четко дает определение хулиганству с четким перечнем признаков позволяющих четко отграничивать уголовное преступление от его от аналогичного административного проступка – мелкого хулиганства, а так же от преступлений против личности, что ранее представляло немалую трудность.
Однако, не смотря на всю «замечательность» этого определения в нем, еще есть пробелы, например «грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу». Но где же критерии позволяющие разграничивать «грубое» и «негрубое» нарушение общественного порядка, «явное» и «неявное» неуважение к обществу? На каком основании можно об этом судить? Еще одним проблемным местом является местоположение этой статьи в самом кодексе и связанные с этим проблемы в определении объекта данного преступления.
Объект хулиганства
Вопрос об объекте хулиганства, как я уже говорил, вызывает определенные трудности в его определении. Несмотря на то, что российское уголовное законодательство более 80 лет предусматривает ответственность за хулиганство, в теории уголовного права нет единого мнения по вопросу об объекте данного преступления. Это явилось следствием ряда причин, в разных уголовных кодексах хулиганство относилось к разным видам преступлений. К тому же при совершении хулиганства вред причиняется многим общественным отношениям. А диспозиция статьи, предусматривающей уголовную ответственность за хулиганство, всегда имела достаточно сложную юридическую конструкцию.
Сложность состоит в соотношении родового, видового и непосредственного объекта хулиганства. Статья 213 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность за хулиганство, включена в главу 24 УК РФ «Преступления против общественной безопасности» раздела IX «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка». Проблема состоит в том, что непосредственный объект преступления всегда должен находиться в той же сфере общественных отношений, что и его видовой объект.
Широкая дискуссия о родовом объекте хулиганства была развернута в советском уголовном праве в семидесятые годы применительно к ст. 206 УК РСФСР. При этом предлагалось несколько точек зрения. Одни ученые признавали факт существования нескольких самостоятельных родовых объектов, предусмотренных главой десятой УК РСФСР. В то же время отдельные исследователи считали, что предусмотренные в этой главе преступления имели единый родовой объект, указанный в самом названии главы, или же что следует вести речь о двух родовых объектах: а) общественный порядок и общественная безопасность и б) здоровье населения.
По мнению Зарубина В.И., в разделе IX УК РФ содержатся два родовых объекта - "общественная безопасность" и "общественный порядок", охватывающие разные общественные отношения, так же, как в главе десятой УК РСФСР имелись три группы самостоятельных общественных отношений: "общественный порядок", "общественная безопасность", "здоровье населения". Конечно, преступления против общественной безопасности и общественного порядка тесно между собой связаны, что и позволило законодателю объединить составы этих преступлений в одном разделе УК РФ. В то же время каждой из этих групп общественных отношений присуща определенная специфика.
Хулиганство является сложным многообъектным преступлением. Основным родовым, видовым и основным непосредственным объектом хулиганства является общественный порядок, дополнительными непосредственными альтернативными - здоровье гражданина и чужая собственность, факультативными непосредственными - установленный порядок управления и общественная безопасность .
Однако общественный порядок неизбежно нарушается при совершении любого преступления, административного проступка, гражданско-наказуемого деликта, аморального поведения. Следовательно, хулиганство не может иметь в качестве непосредственного объекта общественный порядок, поскольку этот объект является общим для всех без исключения деяний, нарушающих нормальное функционирование общества. В целом же общественный порядок, как совокупность отношений, определяющий поведение людей, нарушить невозможно, поскольку данная совокупность состоит из огромного конгломерата отдельных связей .
В учебной литературе принято говорить о том, что родовым объектом данного преступления будет являться общественная безопасность, а видовым объектом преступлений, является совокупность общественных отношений, обеспечивающих безопасные условия жизни каждого члена общества, общественный порядок, безопасность личных, общественных или государственных. Непосредственным (основным) объектом является общественный порядок, а дополнительным – здоровье и телесная неприкосновенность граждан, а так же собственность в любой форме.
Спор по этому поводу ведется по сей день и каждая из спорящих сторон права по-своему. На мой взгляд, каждое преступление в той или иной степени затрагивает, как общественный порядок, так и интересы какой либо отдельной личности или группы личностей, поэтому считаю, что расположение статьи, а, следовательно, и объект данного преступления, должно зависеть от того, чьи интересы затрагиваются в большей степени.
Таким образом, вопрос об объекте хулиганства является открытым и требует тщательной проработки и регламентации законодателем с учетом накопленного за последние годы опыта.
Объективная сторона
Объективная сторона данного преступления состоит в совершении хулиганом действий направленных на нарушение общественного порядка выражающих явное неуважение к обществу совершенное с применением оружия или предметов используемых в качестве оружия, а так же в общественно опасных последствиях и причинно-следственной связи между действиями и последствиями. Предыдущая редакция статьи предусматривала в качестве обязательных признаков так же применение насилия к гражданам или создание угрозы такого применения и повреждение чужого имущества.
В диспозиции статьи 213 указаны признаки данного деяния:
• грубое нарушение общественного порядка;
• проявление явного неуважения к обществу;
• применение оружия или предметов используемых в качестве оружия.
Это обязательные признаки данного преступления, без которых нет и не может быть хулиганства. Рассмотрим каждый из них по отдельности.
Общеюридическое определение общественного порядка было предложено И.Н. Даньшиным: «Общественный порядок - это порядок волевых общественных отношений, складывающихся в процессе сознательного и добровольного соблюдения гражданами установленных в нормах права и иных нормах неюридического характера правил поведения в области общения и тем самым обеспечивающих слаженную и устойчивую совместную жизнь людей в условиях развитого общества».
М.И. Еропкин определял общественный порядок как «обусловленную интересами всего ... народа ..., регулируемую нормами права, морали, правилами ... общежития и обычаями систему волевых общественных отношений, складывающихся главным образом в общественных местах, а также общественных отношений, возникающих и развивающихся вне общественных мест, но по своему характеру обеспечивающих охрану жизни, здоровья, чести граждан, укрепление народного достояния, общественное спокойствие, создание нормальных условий для деятельности предприятий, учреждений и организаций».
А.В. Серегин характеризует общественный порядок как «урегулированную нормами права и иными социальными нормами систему общественных отношений, установление, развитие и охрана которых обеспечивают поддержание состояния общественного и личного спокойствия граждан, уважение их чести, человеческого достоинства и общественной нравственности».
Одно из основных различий в даваемых понятиях общественного порядка у этих исследователей состоит в том, что М.И. Еропкин, определяя круг отношений в данной сфере, выделяет в качестве основного критерия место их возникновения и развития (общественные места), а А.В. Серегин - содержание отношения.
На мой взгляд, под действиями, грубо нарушающими общественный порядок понимают такое поведение преступника, которое нарушает покой и отдых граждан, дезорганизует нормальную деятельность организаций, учреждений или предприятий, бывает сопряжено с посягательствами на общественную безопасность и порядок управления, либо создает серьезную угрозу наступления таких последствий и вызывает у граждан тревогу и опасения за неприкосновенность своих прав и интересов, не зависимо от того, где совершаются такие действия (улицы, парки, учебные заведения или лес, пустырь) и присутствовали ли при этом свидетели (потерпевший, один человек или вообще ни кого не было).
И административно наказуемые и уголовно наказуемые хулиганские действия направлены на причинение вреда общественному порядку. Зачастую, критерием разграничения этих действий служит величина причиненного общественному порядку вреда и степень общественной опасности деяний. Правоприменители вынуждены самостоятельно разрешать возникающие вопросы, опираясь на нормы морали, нравственности и общепринятые правила поведения.
Внести некоторую ясность в этот вопрос пытался так же Пленум Верховного Суда РСФСР, который в п.6 постановления № 5 от 24 декабря 1991 года (в редакции постановления пленума от 21 декабря 1993г.) «О судебной практике по делам о хулиганстве» отметил следующее: «Решая вопрос об отграничении уголовно наказуемого хулиганства от мелкого, следует учитывать степень нарушения общественного порядка, которая определяется на основании совокупности обстоятельств дела, включая место и способ совершения противоправных действий. Их интенсивность продолжительность и т.д.»
Законодатель учел проблемы разграничения административного хулиганства и уголовного хулиганства при конструировании новой статьи и окончательно решил эту проблему указав на то, что уголовное хулиганство совершается только с применением оружия или предметов используемых в качестве оружия, если это не имело место, значит это административное хулиганство.
Явное неуважение к обществу, по мнению Ю.И.Скуратова и В.М.Лебедева представляет собой: «значительную степень неуважения, выраженную в действиях, которые затрагивают интересы многих людей или хотя бы одного, но любого члена общества, оказавшегося в том месте, где хулиганил виновный, и потому ставшего потерпевшим. В этом случае действия хулигана направлены не против конкретного лица по личным мотивам, а против любого, часто незнакомого ранее члена общества».
Под явным неуважением к обществу понимается пренебрежительное отношение к важнейшим правилам поведения, нравственным устоям и интересам общества, противопоставление себя другим гражданам или демонстрация своего мнимого превосходства над ними. Неуважение к обществу со стороны хулигана должно быть явным, то есть явно выраженным, бесспорно очевидным для самого виновного и для окружающих и осознаваемо ими. Явное неуважение к обществу воплощается в публичном характере хулиганских действий, грубо нарушающих общественный порядок. Причем публичность не следует сводить к присутствию очевидцев при совершении преступления, отождествлять с общественным местом и многолюдностью.
Как указывает судебная практика далеко не все хулиганские действия совершаются в общественных местах и при свидетелях. Наиболее часто приводят следующий пример. В связи с финансовыми и кадровыми трудностями, вдали от населенных пунктов, на развилке сельских дорог почтовое ведомство укрепило на столбе почтовый ящик, в который в определенные дни недели доставляло различную корреспонденцию, предназначенную для жителей, живущих в деревне, расположенной в десяти километрах. Корреспонденцию из этих ящиков в определенные дни забирал один из жителей деревни и передавал ее по назначению. Случайно проезжавший на машине. К увидев ящики в столь необычном месте поджог их содержимое, а, убедившись, что все сгорело, и ящик пришел в негодность уехал. Этот пример показывает, что хулиганские действия совершались явно не в общественном месте и явно не в присутствии свидетелей.
Таким образом, забегая немного в перед необходимо отметить, что для признания действий хулиганскими важно не столько место их совершения и наличие очевидцев, сколько умысел лица совершающего эти действия.
Еще одним обязательным признаком хулиганства является применение оружия или предметов используемых в качестве оружия отметим еще раз, что старая редакция статьи 213 УК РФ предусматривала применение оружия в качестве квалифицирующего признака. Несмотря на это необходимо полагать, что основные положения по применению оружия или предметов используемых в качестве оружия сохранились, и будут иметь силу и в новой редакции статьи.
В соответствии с Федеральным законом Российской Федерации «Об оружии», принятым Государственной Думой 13 ноября 1996 года, под оружием следует понимать устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной силы. Оружие подразделяется на огнестрельное, холодное, метательное, пневматическое и газовое.
Под признак применения оружия попадает любой предмет, который согласно экспертного заключения будет отнесен к какой-либо из перечисленных разновидностей оружия. Кроме того, законодатель указал, что оружием является любой предмет, который используется в качестве такового им может быть лопата, камень, палка, независимо от того, где и когда этот предмет был взят хулиганом, улучшил ли он его поражающее свойства или нет.
Некоторую сложность для судов представляет вопрос о применении хулиганом газового оружия. Газовое оружие - это оружие, предназначенное хотя и для временного, но поражения живой цели. К газовому оружию относятся не только газовые пистолеты и револьверы, но и механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми или раздражающими веществами. Поэтому применение газового баллончика в процессе хулиганства должно квалифицироваться как преступление, совершенное с применением оружия, а не предметов, используемых в качестве оружия, как это иногда имеет место в судебной практике.
Ярким тому примером может послужить следующее дело: Некто А. встретил незнакомую женщину и из хулиганских побуждений брызнул ей в лицо слезоточивым газом из газового баллончика, причинив телесное повреждение в виде химического ожога 1 - 2-й степени роговицы глаза, легкий вред здоровью. Верхне-Пышминский суд не только не признал газовый баллончик оружием, а даже и предметом, используемым в качестве оружия. В порядке надзора приговор отменен ввиду неправильного применения уголовного закона.
Под применением оружия или иных предметов следует понимать умышленное использование их поражающих свойств, реализуя которые виновный создает реальную опасность для жизни и здоровья людей.
Таким образом, моментом окончания данного преступления является фактическое применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Наступление общественно опасных последствий в виде вреда здоровью или жизни не требуется. Убийство, причинение тяжкого или среднего вреда здоровью, совершенное из хулиганских побуждений, надлежит квалифицировать только по статьям 105, 111, 112 УК РФ.
Однако принято и такое мнение. Цель хулигана при угрозе оружием (иными предметами, используемыми в качестве оружия) ошеломить потерпевшего грубым насилием, вселить в него чувство страха, покуражиться, унизить честь, достоинство человека. Такой кураж хулигана зачастую может быть сопряжен с демонстративным заряжением оружия, направлением его в сторону людей, передергиванием затвора. Подобная угроза использования оружия способна нанести серьезный и порой непоправимый вред здоровью человека, нежели просто психическое насилие без демонстрации оружия. В этой связи надо признать, что угроза применения оружия в форме его демонстрации, приставление ножа к телу человека и т.д. независимо от наступивших последствий образуют хулиганство .
Хулиганство является преступлением с формально-материальным составом. Оконченным оно считается с момента совершения: либо только действий, грубо нарушающих общественный порядок, и выражающих явное неуважение к обществу, сопровождающихся применением насилия или угрозой его применения (формальный состав); либо с момента совершения этих действий, сопровождающихся уничтожением или повреждением имущества (материальный состав).
Субъект преступления.
Субъектом данного преступления является любое вменяемое лицо, достигшее на момент совершения преступления 16 лет. До внесения изменений по квалифицирующим составам, предусмотренным ч.2 и ч.3 статьи 213 уголовная ответственность наступала с 14 лет. После исключения из статьи части 3 это положение сохранит свое действие, скорее всего только в отношении части 2 статьи 213.

Субъективная сторона.
Субъективная сторона рассматриваемого преступления, не смотря на внесенные изменения, осталась такой же, как и в старой редакции 213-ой статьи.
Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает, что своими действиями, грубо нарушает общественный порядок и выражает явное неуважение к обществу, и желает совершить эти действия.
Важное значение для определения содержания и направленности умысла и отграничения хулиганства от других преступлений имеет установление мотива и цели преступления. Специфика субъективной стороны этого преступления заключается еще и в необычности мотива и цели хулиганских действий, ибо с точки зрения обычной житейской логики они бессмысленны. Однако в понимании хулигана подобные действия всегда четко мотивированны и строго целенаправленны. Мотив совершения хулиганства выражается в стремлении виновного утвердить свою гипертрофированную исключительность в сознании неопределенного круга лиц. Естественно, что хулиган может руководствоваться в своих действиях не одним, а несколькими мотивами, однако этот в любом случае доминирует. Цель хулиганства до примитивности проста, но для виновного желанна – ошеломить окружающих его людей наглым, грубым насилием, вселить в них чувство страха и тем самым подчинить, хоть на мгновение своей воле.
На основе всего вышеизложенного хотелось бы отдельно остановиться на проблеме отграничения хулиганства от преступлений против личности.
До внесения изменений в статью 213 УК РФ большую сложность в судебной практике при рассмотрении дел о хулиганстве представляли вопросы его отграничения от преступлений против личности: субъективные и объективные стороны, которых почти не отличались. Теперь же статья четко указывает на то, что является хулиганскими действиями и проблем разграничения быть не должно.
Вместе с тем имеется ряд достаточно надежных критериев, используя которые можно более точно определить различия между «личными» и «хулиганскими» мотивами.
Первое, наиболее ярко выраженное отличие заключается в том, что при преступлениях против личности лицо, как правило, заранее готовится к преступлению, продумывает свои действия и намечает механизм их реализации. Его действия последовательны и логичны.
При преступлениях же против общественного порядка действия хулигана, как правило, непоследовательны, нелогичны и хаотичны. Такое поведение часто не связанно с личным неприязненными отношениями к кому либо и возникает спонтанно.
При преступлениях против личности действия субъекта, как правило, характеризуются расчетливостью, обдуманностью, коротки по времени, он всегда стремится достичь конкретного результата, сам контролирует свои действия и прекращает их по достижении желаемого результата. Кроме того, лицо всегда действует в «режиме» прямого умысла, направленного на причинение вреда здоровью и возможного косвенного умысла по отношению к последствиям.
При хулиганстве объективная сторона характеризуется расплывчатыми хаотичными действиями, слагаемыми из отдельных, изолированных друг от друга эпизодов, не связанных между собой. Насилие может быть направлено на один или несколько объектов. В числе потерпевших могут оказаться и случайные лица, не причастные к зарождению хулиганских действий.
Оценивая действия лица, совершающего хулиганские действия, следует иметь в виду, что в систему объектов, которым наносится вред, в первую очередь входит общественный порядок, который страдает нередко в большей мере, чем сам потерпевший. Одним из обязательных элементов хулиганских действий является отсутствие у лица целенаправленного желания достичь конкретного результата. Этот фактор помогает почти безошибочно сделать вывод, что данные действия являются хулиганскими.
Судебная практика показывает, что если при преступлениях против личности применяется какое-либо оружие, то оно, как правило, заранее подготовлено или специально приспособлено для повышения поражающих качеств; а используется не только целенаправленно, но и по прямому назначению. При совершении же хулиганских действий лицо, как правило, не готовит оружие заранее и часто применяет любые предметы, случайно оказавшиеся под рукой, а собственно оружие нередко использует непродуманно, нецеленаправленно и не по прямому назначению.
Причинение в процессе хулиганства тяжкого или средней тяжести вреда здоровью квалифицируется соответственно по ст. ст. 111 и 112 УК РФ (по признаку совершения этих действий «из хулиганских побуждений»).
Остается только отметить что за простое хулиганство предусмотренного ч.1 ст.213 УК РФ лицо наказывается обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

3.Виды хулиганства и их характеристика.

В 1996 году в УК законодатель предусмотрел деление хулиганства на злостное (п. «а», «б», «в» ч.2 ст.213 УК РФ) и особо злостное хулиганство (ч.3 ст.213 УК РФ). Изменения, которые были внесены в УК РФ в 2003 году исключили ч.3 ст.213 УК РФ 1996 года, а так же внесли существенные изменения в ч.2 ст.213, в том числе изменив и наказание за него. Так что осмелюсь предположить, что после внесенных изменений остались два вида хулиганства простое (ч.1 ст.213) и злостное хулиганство (ч.2 ст.213 УК РФ)
Злостное хулиганство по старой редакции статьи образовывали те же действия, что и простое хулиганство, но отличающееся совершением его группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо связанное с сопротивлением представителю власти или иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, а равно совершенные лицом, ранее судимым за хулиганство.
В новой редакции статьи 213 злостное хулиганство образуют те же действия что и в старой, за исключением совершения хулиганства группой лиц без предварительного сговора и совершение хулиганства ранее судимым за хулиганство. Эти действия теперь не образуют злостного хулиганства, а вот что побудило законодателя исключить эти два «подвида» хулиганства непонятно.
Скорее всего, на мой взгляд, совершение хулиганства группой лиц без предварительного сговора будет квалифицироваться, как простое хулиганство, а рецидив хулиганства не имеет теперь значения. Остается надеяться, что ситуация прояснится после издания комментария и после того, как начнется активное применения новых статей правоохранительными органами.
Таким образом, злостное хулиганство образуют следующие действия:
• Совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
• Связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка.
Часть 2 ст.213 УК РФ предусматривает в качестве квалифицирующего признака совершения хулиганства различными видами преступных групп. Необходимость введения данного признака стала особенно насущна в последнее время. Совместность преступных действий хулиганов существенно повышает степень их опасности для общества. Под группой лиц по предварительному сговору следует понимать совместное участие в выполнении объективной стороны преступления двух или более исполнителей, заранее договорившихся о совершении хулиганских действий. Для признания наличия у группы хулиганов предварительного сговора необходимо установить, что эти лица заранее договорились о совместном совершении преступления. Применительно к организованной группе, содержание которой раскрывается в ч.3 ст.35 УК РФ, необходимо учитывать, что организатор группы, даже если он не принимал участия в хулиганских действиях, будет отвечать за преступления, на которые он направил группу. Совершение же кем-либо из членов группы действий, выходящих за пределы договоренности, является эксцессом исполнителя, другие участники группы за эти действия уголовной ответственности не подлежат.
Хулиганство признается совершенным организованной группой, когда оно совершается устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения, как правило, нескольких преступлений (ч. 3 ст. 35 УК). Об устойчивости группы могут свидетельствовать, в частности, такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между членами, согласованность их действий, длительность существования и т.д.
Едва ли найдется много примеров, когда участники организованных групп специально объединялись для совершения нескольких хулиганств. Хотя подобные факты, понятно, не исключены, в большинстве случаев организованные группы все же создаются для совершения иных преступлений .
Что касается оказания сопротивления представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка то необходимо, чтобы субъект обязательно осознавал, что оказывает сопротивление именно представителю власти или иному лицу, охраняющему общественный порядок. Хулиганство, сопряженное с сопротивлением, является сложным преступлением, так как оно складывается из двух действий – хулиганства и сопротивления, каждое из которых взятое изолированно, представляет из себя самостоятельное преступление. Для квалификации таких действий необходимо исходить из наличия или отсутствия внутренней связи между ними. Если между хулиганством и сопротивлением отсутствует внутренняя связь, то эти действия образуют совокупность преступлений, иначе – образуют состав злостного хулиганства.
Под представителем власти, согласно примечания к ст.318 УК РФ, следует понимать должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости. Иными лицами, пресекающими нарушение общественного порядка, признаются любые граждане, которые предпринимают активное физическое вмешательство в действия хулигана с целью пресечения их продолжения. Вместе с тем уговоры, увещевания и другие подобные действия со стороны граждан не должны относится к понятию «пресечение нарушения общественного порядка».
Мелкое хулиганство, влекущее административную ответственность, связанное с сопротивлением лицам, которые пресекают мелкое хулиганство, не должно квалифицироваться по ч.2 ст.213 УК РФ. Такие действия в зависимости от характера сопротивления надлежит квалифицировать либо по ст.318 УК РФ либо по соответствующим статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за посягательство на личность.
Часть 2 ст.213 УК РФ предусматривает максимально возможно наказание в виде лишения свободы сроком до 7-ми лет. Таким образом, этот вид преступлений относится к категории тяжких преступлений (ч.4 ст.15 УК РФ).
Распространенность преступных посягательств на личность, имущество, общественный порядок и общественную безопасность, совершаемых из хулиганских побуждений, их высокая общественная опасность, низкий уровень противодействия со стороны общества в целом – все это обуславливает более активное принятие мер по повышению эффективности деятельности, направленной на устранение, сведение к минимуму этого социального зла, на искоренение причин и условий, способствующих его существованию.
Пожалуй, главной проблемой ответственности за хулиганство, обусловленной действующей редакцией ст. 213 УК, является декриминализация некоторых очень распространенных и обладающих высокой общественной опасностью форм хулиганства. Это касается, прежде всего, тех форм хулиганства, не связанного с насилием или причинением ущерба собственности, которые раньше выражались в законодательных определениях «исключительный цинизм» и «особая дерзость», а так же исключение из статьи усиления наказания за рецидив хулиганства.



















4. Понятие вандализма .
Вандализм – одна из форм разрушительного поведения человека. В последние годы это явление обсуждается в российской печати, опубликовано несколько научных работ, посвященных отдельным проявлениям вандализма.

Статья 214 УК РФ . Вандализм
Вандализм, то есть осквернение зданий или иных сооружений, порча имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах,
наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от шести месяцев до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.

Слово "вандализм" произошло от названия древнегерманского племени вандалов, разграбивших в 455 г. Рим и уничтоживших многие памятники античной и христианской культуры. Вандалы отличались особой жестокостью, они не только разрушали святыни и храмы, но старались сделать это особенно унизительным образом. Изобретение термина приписывают члену конвенции
Генеральных Штатов аббату Грегуару. В 1794 г. он выступил с "Докладом о разрушениях, творимых вандализмом, и средствах их предотвращения", призывая самым суровым образом пресекать уничтожение памятников искусства. В XIX в. слово "вандализм" вошло в литературный обиход как обозначение разрушения или порчи произведений искусства и памятников архитектуры. Так, в 1846 г. появилась книга графа де Монталамбера, в которой автор осуждал разрушение католических церквей.
Большая советская энциклопедия определяет вандализм как "бессмысленное уничтожение культурных и материальных ценностей". Сходные толкования дают и другие современные отечественные справочники и словари, акцентируя внимание на иррациональности поведения разрушителя, а также на наносимом ущербе. В.
Даль обращает внимание на несоответствие этого действия моральным нормам, определяя его как "поступок грубый, противный просвещению, образованности".
Французский энциклопедический словарь "Лярусс" выделяет такой аспект, как
"состояние духа, заставляющее разрушать красивые вещи, в частности, произведения искусства". В современном англоязычном источнике обращается внимание на правовой аспект вандализма: "Вандал – тот, кто намеренно или вследствие невежества разрушает собственность, принадлежащую другому лицу или обществу". В таком смысле понятие вандализма стало распространяться на повседневные проявления хулиганства. Оно стало обозначать порчу общественной, частной, коммунальной собственности, поломки оборудования в учебных заведениях, на транспорте, нанесение рисунков и надписей на стены и т.п.
В российском Уголовном кодексе до 1996 г. такой состав преступления не предусматривался. В новом Уголовном кодексе данное преступление определяется как "осквернение зданий или иных сооружений, порча имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах". Следует заметить, что юридические определения вандализма в разных странах не совпадают. Кроме того, действия, связанные с разрушением чужого имущества, циничные поступки в отношении святынь и т.п. могут иметь различную юридическую квалификацию. УК РФ содержит несколько статей, связанных с уничтожением или порчей материальных и культурных ценностей и имущества.
Помимо "вандализма" это "хулиганство", "надругательство над могилой",
"умышленное уничтожение, разрушение или повреждение памятников истории и культуры", "умышленное уничтожение или повреждение имущества". Юридическое определение вандализма принято и в криминологических исследованиях.
Обращаясь к социально-психологическим и социологическим исследованиям, мы обнаруживаем гораздо более широкое толкование этого феномена. Говоря о вандализме, исследователи подразумевают разнообразные виды разрушительного поведения: от замусоривания парка и вытаптывания газонов до разгромов магазинов во время массовых беспорядков.
Несмотря на неизбежные затруднения, все-таки можно выделить основные сущностные элементы вандализма. Так, А. Голдштейн выделяет намеренность, деструктивность и право собственности на разрушенный объект. Исходя из этого, он дает определение: "Вандализм – это намеренный акт разрушения или порчи чужой собственности".
Именно преднамеренность разрушения создает главные трудности и разночтения в применении этого понятия. Многие виды ущерба окружающей среде и оборудованию наносятся не столько из-за осознанного желания разрушить, сколько вследствие невнимательности, отсутствия заботы и аккуратности, соображений личного удобства. К числу таких действий относится вытаптывание газонов, замусоривание улиц, грубое обращение с телефонными автоматами и т.п. Отличительной чертой этих поступков является то, что люди не осознают последствий своего поведения, и, следовательно, не ощущают ответственности за них. На практике провести различие между намеренными и ненамеренными разрушениями довольно сложно, так как они имеют одинаковый результат – материальный ущерб и деградацию окружающей среды, а часто и ощутимый моральный вред другим людям. Некоторые исследователи считают описанные виды поведения формой вандализма. Например, Уайз дает такое определение: "Если кто-то изменяет часть физической среды без согласия на то ее собственника или управляющего, то это вандализм". Уайз различает "предумышленный" и
"случайный" вандализм. Последний представляет собой повреждения из-за использования не по назначению, любопытства, озорства и несовпадения планов проектировщика и желаний пользователя. Другие авторы применяют понятие
"разрушающее поведение" (depreciative behavior). Фактически, во многих эмпирических исследованиях намеренные и ненамеренные разрушения не различаются.
Масштабы вандализма в обществе и социальные последствия. В России социальная нестабильность сопровождается увеличением различных форм хулиганства и вандализма. Только в Санкт-Петербурге в 1991 г. убытки из-за регулярных поломок и хищений уличных таксофонов возросли в 4 раза по сравнению с 1989 г. На Московской железной дороге за один только 1992 г. было похищено 12 360 мягких сидений, повреждено 73 800 диванов, с сидений снято 251 тыс. кв. метров обшивки, разбито 49 800 кв. метров стекла. По некоторым оценкам, в Санкт-Петербурге 30% затрат на ремонт в жилищно- коммунальной сфере приходится на ликвидацию последствий вандализма.
Зачастую единичные разрушения незначительны, но, накапливаясь, они приводят к заметному ущербу. Учет косвенных финансовых убытков еще больше увеличит оценки ущерба.
Социальные последствия. Разрушения и поломки существенно меняют воздействие городской среды на эмоциональное состояние личности. Известно, что некоторые характеристики окружающей среды ассоциируются у людей с опасностью и нестабильностью. Разбитые стекла, грубые надписи и рисунки, поврежденные телефоны, мусор и т.п. воспринимаются как симптом социальной деградации, признак ослабления социального контроля, что порождает беспокойство, чувство страха и уязвимости. Ощущения беспорядка и упадка, в свою очередь, провоцируют дальнейшие деструктивные действия, увеличивают вероятность новых разрушений. Некоторые исследователи высказывают предположение, что деградация среды меняет идентификацию личности, создавая ассоциации с низким социальным статусом. Люди, чье имущество подверглось разрушениям со стороны вандалов, испытывают повышенный страх оказаться жертвой насильственных преступлений. Добавим, что у жертв возникает также желание отомстить и усиливается подозрительность и враждебность по отношению к молодежи в целом. Некоторые виды вандализма (например, порча культурных символов, надписи, содержащие агрессивные высказывания в адрес отдельных национальных групп) могут провоцировать социальные конфликты.
Наиболее важным социальным последствием вандализма является то, что усвоенные модели деструктивного поведения в дальнейшем повторяются в усиленной форме. Это значит, что вандализм потенциально содержит опасность разнообразных, в том числе более тяжелых форм агрессивного поведения личности в будущем.
Мотивы разрушительных действий. В общественном сознании вандализм часто предстает бесцельным, бессмысленным, немотивированным поведением.
Выявление мотивов вандализма стало одной из главных задач социальных исследователей с момента появления первых публикаций по этой проблеме. Мы остановимся на двух мотивационных типологиях вандализма. Рассмотрим типологию С. Коэна, наиболее часто упоминаемую в литературе. В зависимости от доминирующего мотива разрушения С. Коэн выделяет шесть типов вандализма.
1. Вандализм как способ приобретения. Основной мотив разрушения составляет материальная выгода. Эта форма вандализма по сути является разновидностью кражи. Примеры подобных явлений легко найти в современной российской действительности. Известно, что большой вред наносится всякому оборудованию, содержащему цветные металлы. Снимаются дверные ручки, мемориальные доски, детали приборов и устройств. Широко распространена эта разновидность вандализма на кладбищах, когда крадут цветы, венки, золото надписей.
2. Тактический вандализм. Разрушение используется как средство для достижения других целей. Например, чтобы не допустить снижения цен, уничтожаются целые партии товара.
3. Идеологический вандализм. Этот вид похож на предыдущий, и их иногда объединяют. Об идеологическом вандализме говорят, когда разрушитель преследует социальные или политические цели. Объект разрушения имеет ярко выраженный символический смысл. Он может обозначать тип власти, социальные институты, какую-либо социальную или национальную группу. Социальные революции и катаклизмы обычно сопровождаются усилением этой разновидности вандализма. Разрушения памятников архитектуры во время Великой Французской революции носило антимонархический, антифеодальный и антикатолический характер. Именно эти символы уничтожались особенно интенсивно. Так была разрушена Бастилия, бывшая символом королевского суда. На королевском кладбище Сен-Дени за 3 дня был уничтожен 51 памятник. Всего же за 1789-1800 гг. во Франции были разрушены 168 памятников искусства и архитектуры.
Хорошо известно, сколь интенсивно уничтожались символы предшествующего строя и в революционной России. Например, за период с 1917 г. разрушено 25-
30 тыс. церквей и соборов, около 500 монастырей, уничтожено не менее 20 млн. икон, около 400 тыс. колоколов.
4. Вандализм как мщение. Разрушение происходит в ответ на обиду или оскорбление. Особенность этой разновидности состоит в том, что разрушение имущества представляет собой отложенный ответ на действие противной стороны и совершается анонимно. Обида может быть воображаемой, а объект разрушения может быть лишь косвенно или символически связан с первичным источником враждебности. Такая форма мщения привлекательна тем, что эмоционально эффективна, но позволяет избежать личного столкновения. Кроме того, объект мести не всегда достижим. Отмечается, что такая форма мести к тому же
"часто безопасна, обычно надежна и всегда сладка". Некоторые исследователи трактуют все разновидности вандализма как месть, то есть ответную агрессию.
5. Вандализм как игра. Это распространенная разновидность детского и подросткового вандализма. Разрушение рассматривается как возможность поднять статус в группе сверстников за счет проявления силы, ловкости, смелости. Такое времяпрепровождение часто имеет характер соревнования.
6. Злобный вандализм. Злобный вандализм представляет собой акты, вызванные чувствами враждебности, зависти, неприязни к другим людям и удовольствия от причинения вреда. При этом объект не столь специфичен, как в случае мстительного вандализма. Например, в 1977 г. некий мужчина облил кислотой
23 художественных полотна, среди которых были произведения классической живописи. Свой поступок он объяснил так: "Мне нужно было уничтожить то, что дорого другим". Еще более зримо передано настроение, сопровождающее подобные акты разрушения, в романе Ф. Сологуба "Мелкий бес", для героев которого получение удовольствия путем причинения зла другим людям является составляющей повседневной жизни. В одном из эпизодов романа описывается, как они выплескивают остатки кофе на обои, а потом начинают колотить ногами по стенам комнаты, стараясь их запачкать. Тем самым они надеются навредить квартирной хозяйке, которая ничего плохого им не сделала. "Мы всегда, когда едим, пакостим стены, – говорит герой Сологуба, – пусть помнит".
Другая классификация мотивов вандализма представлена Д. Кантером.
Кроме уже рассмотренных мотивов мести и приобретения, Кантер называет следующие причины:
Гнев. Разрушительные действия объясняются чувством досады, переживанием неспособности достигнуть чего-либо и могут быть попыткой справиться со стрессом.
Скука. Причиной подросткового вандализма часто является желание развлечься.
Строго говоря, скука не является мотивом. Как замечают некоторые исследователи, состояние скуки является тем психологическим фоном, на котором происходят многие правонарушения молодежи, в том числе и вандализм
[4]. Мотивом выступает поиск новых впечатлений, острых ощущений, связанных с запретностью и опасностью. Важную роль в формировании такого поведения играют субкультурные полоролевые стереотипы. Особое значение имеет представление о маскулинности как способности испытывать сильные эмоции, открыто их проявлять, действовать быстро, не думая.
Исследование. В этом случае целью разрушения является познание. В частности, причиной разрушений, совершаемых детьми, бывает любопытство, желание понять, как работает система. Это касается не только физических объектов, но и социальных. Разрушение является способом проверить границы допустимого, установить, насколько сильны общественные нормы и авторитет взрослых.
Эстетическое переживание. Наблюдение физического процесса разрушения создает новые визуальные структуры, сопровождается звуками, которые кажутся приятными. Более подробно этот аспект разрушения мы рассмотрим ниже.
Экзистенциальное исследование. Расшифровывая этот мотив, Кантер поясняет, что вандализм может выступать как средство самоутверждения, исследования возможности своего влияния на общество, привлечения внимания к себе.
Пожалуй, наиболее древним примером акта вандализма подобного рода является поступок Герострата, который сжег храм ради личной славы. Как отмечают исследователи вандализма в искусстве, "причудливое" стремление к привлечению внимания часто является мотивом порчи крупных произведений живописи. Как правило, разрушители такого типа не пытаются избежать ареста и стараются сделать из своего поступка публичное событие. Так недавно поступил российский художник А. Бренер, который вывел баллончиком с зеленой краской знак доллара на всемирно известной картине Казимира Малевича
"Супрематизм. 1921-1927", находившейся в музее современного искусства
Амстердама. "Я террорист в искусстве, хотел обратить внимание на положение художников в мире и лично на себя", – объяснил он свой поступок.
Предотвращение и контроль вандализма. Вандализм влечет за собой серьезные финансовые, материальные и социальные издержки.
Отметим, что значительная роль в предотвращении вандализма и принадлежит уголовному кодексу. Именно основываясь на его нормах общество как бы предупреждает преступника о том, что его ждет в случае нарушения той или иной нормы. То есть у человека всегда есть выбор. Однако основной принцип наказания заключается в следующем. Страшить должно не само наказание, а его неотвратимость. Отметим, что в качестве наказания могут применяться штрафы, исключение из школы, уголовное преследование. Многие исследования показывают, что акцент на санкциях зачастую вызывает ответное увеличение вандализма и агрессии, активизируя ценности силы, протеста и вызова. Одновременное ограничение карательных мер и одобрение желаемых моделей поведения снижает вандализм.





5.Разграничение вандализма и хулиганства .

Разнообразие форм вандализма обусловливает необходимость рассмотрения вопросов, связанных с его отграничением от других преступлений. Материалы судебной и следственной практики показывают, что решение данной проблемы всегда вызывает у правоприменителей затруднения. Наибольшие сложности возникают, как правило, при разграничении вандализма и уголовно наказуемого хулиганства.
Указанные преступления совпадают по основному непосредственному объекту, в качестве которого выступает система общественных отношений, связанных с обеспечением общественного порядка. Поэтому при их разграничении необходимо акцентировать внимание на предмете, а также специфике объективных и субъективных признаков элементов состава этих деяний.
Предметы, которые могут быть осквернены или повреждены при совершении вандализма, указаны непосредственно в диспозиции ст. 214 УК РФ. Это здания или другие сооружения, имущество в общественном транспорте или в других общественных местах. При наличии определенных условий предметом вандализма могут являться и культурные ценности. Однако это возможно только в том случае, если в качестве предмета преступления будут выступать именно здание или иное сооружение, имеющее культурную ценность. Объективная же сторона данного состава характеризуется осквернением указанных предметов путем нанесения на них различных красящих веществ в виде пятен, надписей или рисунков непристойного, циничного содержания.
Например, обоснованно были квалифицированы как вандализм действия несовершеннолетних К. и Т., которые в мае 2003 г. в ночное время с помощью баллончиков с краской нанесли надпись циничного содержания размером 2 x 4,5 м на опоре моста Петра Великого, расположенного по Малоохтинскому проспекту г. Санкт-Петербурга и представляющего для города культурную и историческую ценность <1>.
--------------------------------
<1> Уголовное дело N 662200 // Архив СО при Красногвардейском РУВД Санкт-Петербурга.

Примечательно, что в диспозиции ст. 213 УК РФ нет прямого указания на предметы, которые могут подвергаться преступному воздействию при совершении данного деяния.
Вандализм и хулиганство совершаются только путем активных действий, способных причинять определенный вред. При этом в диспозиции ст. 213 УК РФ нет указания на осквернение и порчу имущества как на обязательный признак этих действий. Подобные деяния целиком охватываются составом преступления, предусмотренного ст. 214 УК РФ. Кимрским судом Тверской области были правильно квалифицированы как вандализм действия несовершеннолетнего А. В сентябре 2004 г. он в ночное время нанес краской на стене торговой палатки, принадлежащей частному предпринимателю С. и находящейся в общественном месте - на территории торгового рынка, нецензурные надписи на площади 1,8 x 1,5 м, обезобразив внешний вид палатки. Материальный ущерб, причиненный потерпевшей С., не был оценен как значительный <2>.
--------------------------------
<2> Уголовное дело N 0735 // Архив Кимрского суда Тверской области.

В случае же если действия виновного в целом по своим признакам подпадают под состав вандализма в форме порчи имущества, но причиненный этими действиями ущерб является значительным, совершенное деяние следует квалифицировать по правилам об идеальной совокупности преступлений, т.е. по ст. 167 и 214 УК РФ, так как эти преступные деяния друг друга не поглощают.
Составы хулиганства и вандализма следует разграничивать и по степени общественной опасности, выражающейся в интенсивности и продолжительности совершаемых действий, а также в размере причиняемых в результате их совершения вредных последствий.
При хулиганстве публичному месту совершения должна соответствовать публичная обстановка исполнения этого преступного деяния. В противном случае можно говорить только о нарушении общественного порядка как таковом, а не о грубой и явной его форме. При совершении вандализма обстановка публичности, как правило, отсутствует либо не охватывается умыслом виновного. Вандализм как в форме осквернения, так и в форме порчи большей частью совершается в отсутствие иных лиц в вечерние или ночные часы (95% случаев).
Вместе с тем необходимо признать, что на практике причины неправильной квалификации при разграничении хулиганства и вандализма кроются не только в сходстве указанных составов. Огромную роль здесь играет субъективный фактор, т.е. нежелание правоприменителя объективно квалифицировать совершенное деяние.
Подобная ситуация возникает вследствие той системы оценки деятельности ОВД, которая существует на сегодняшний день. Приоритетом деятельности правоохранительных органов по-прежнему остается раскрытие преступлений, относящихся к категории тяжких. К таковым относится и хулиганство. Именно поэтому, если совершено преступление без очевидцев, содержащее признаки, предусмотренные ст. 213 УК РФ, на практике зачастую возбуждается уголовное дело по факту менее тяжкого преступления (тем более что многие признаки хулиганства и вандализма сходны).
В этой связи показательны материалы уголовного дела, находившегося в производстве следственного управления одного из РУВД г. Санкт-Петербурга.
В феврале 2004 г. пятеро мужчин в дневное время ворвались в помещение картинной галереи, расположенной на набережной реки Мойки г. Санкт-Петербурга. В присутствии находившихся там посетителей и сотрудников галереи они стали заливать краской стены экспозиционного зала и висевшие на них картины. Один из преступников разбил об пол лоток с яйцами, выругавшись при этом грубой нецензурной бранью в адрес посетителей галереи. Указанные действия продолжались около 15 минут. По данному факту было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 214 УК РФ <3>.
--------------------------------
<3> Уголовное дело N 801567 // Архив СУ при Адмиралтейском РУВД г. Санкт-Петербурга.

Очевидно, что такая квалификация является ошибочной. Из изученных нами материалов дела видно, что указанная акция носила ярко выраженный публичный характер, а действия фигурантов выразились в грубом нарушении общественного порядка. Помимо того что они помешали нормальной работе культурного учреждения, сорвали показ частной коллекции картин, их действиями был причинен значительный имущественный ущерб как непосредственному владельцу картин, большая часть которых была уничтожена, так и картинной галерее (более чем на 10 млн. рублей).
Эти действия следовало квалифицировать по ч. 2 ст. 213 УК РФ как хулиганство, т.е. грубое нарушение общественного порядка, выразившееся в явном неуважении к обществу, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Кроме того, их действия нуждаются и в дополнительной квалификации по ч. 2 ст. 167 УК РФ как умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба и совершенное из хулиганских побуждений. В процессе расследования правоприменителю нужно было разрешить вопрос о том, являются ли поврежденные картины памятниками истории и культуры. В случае если они таковыми являются, необходима дополнительная квалификация действий виновных по ст. 243 УК РФ.
В процессе исследования проблемы отграничения вандализма от преступления, предусмотренного ст. 213 УК РФ, выявилась и другая крайность, но уже со стороны лиц, надзирающих за законностью принимаемых решений. Согласно п. 1.3 совместного Приказа Генеральной прокуратуры Российской Федерации и МВД России N 18/350 от 16 мая 2005 г. "О мерах по укреплению законности при вынесении постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела", прокурор, не принявший мер к отмене незаконных и необоснованных постановлений, может быть привлечен к ответственности. В этой связи некоторые должностные лица органов прокуратуры, стремясь избежать обвинений в укрывательстве преступлений, не утверждают отказные материалы по "неочевидным" фактам совершения хулиганства, а возбуждают по ним уголовные дела по признакам преступлений, предусмотренных ст. 214 УК РФ. Так, например, из 38 изученных нами уголовных дел о преступлениях, предусмотренных названной статьей и принятых к производству следователями и дознавателями Московского УВДТ в 2003 - 2005 гг., подобная ситуация была установлена в 42,7% случаев. Вместе с тем материалы предварительной проверки свидетельствовали о том, что в большинстве случаев в них усматривались признаки хулиганства, совершенного без очевидцев.
Как следует из смысла диспозиции ст. 213 УК РФ, это преступление совершается только по хулиганским мотивам. Акты вандализма могут быть совершены и по иным мотивам (месть, корысть, экстремистские побуждения), не оказывающим влияния на квалификацию данного преступления.
Показательны в этом отношении материалы уголовного дела в отношении С., который с октября 2001 г. по январь 2002 г. неоднократно наносил надписи оскорбительного содержания на стены парадного и лестничной клетки дома, где проживают его бывшая жена и несовершеннолетний сын. Ущерб, причиненный С. домоуправлению жилищного агентства одного из районов г. Санкт-Петербурга, составил более одной тысячи рублей <4>. Деяние, совершенное С., первоначально было квалифицировано по ст. 213 УК РФ как хулиганство. Однако суд с такой квалификацией не согласился. Действия С. не нарушали общественный порядок в грубой форме, они производились ночью и в отсутствие свидетелей, были мотивированы чувством мести с его стороны бывшей супруге, которая препятствовала С. в воспитании сына. На этом основании суд квалифицировал действия С. по ст. 214 УК РФ как вандализм.
--------------------------------
<4> Уголовное дело N 532281 // Архив ОД Фрунзенского РУВД г. Санкт-Петербурга.

Приведенные выше примеры подтверждают тот факт, что работники правоохранительных органов зачастую либо не могут провести четкого разграничения между хулиганством и вандализмом, либо не делают этого сознательно. Это вызывает обоснованную тревогу, так как ошибки в квалификации преступлений приводят к нарушению одного из главных принципов уголовного законодательства - принципа справедливости наказания за совершенное преступление. Такое положение нам представляется недопустимым. В этой связи определение основных признаков отграничения указанных составов приобретает особую актуальность и значимость.



4.Заключение.

Таким образом, по моему мнению, проблема хулиганства и вандализма фактически мало исследована в юридической литературе последнего времени. В то время как хулиганство и вандализм является одним из опасных и достаточно распространенных посягательств на общественную безопасность и общественный порядок, поскольку оно нарушает нормальную деятельность государственных учреждений и предприятий, общественных организаций, подвергает опасности жизнь, здоровье, спокойствие граждан. Лица, совершающие хулиганство и вандализм , посягают на труд, быт и отдых людей, демонстрируют пренебрежительное отношение к чужим интересам, неуважение к людям, в их действиях проявляются жестокость, ярко выраженный эгоизм и другие формы безнравственности. Кроме того, хулиганство нередко приводит к совершению других, более тяжких, преступлений..
Некоторые авторы, например Н.Иванов, считают что: Хулиганство и есть (в основе своей) проявление игнорируемого обществом «Я», которое выливается в совершенно конкретные действия, за что субъект и должен нести уголовную или иную ответственность. В этой связи целесообразно исключить из УК ст. 206 (213), а при дальнейшей работе по совершенствованию уголовного законодательства воспользоваться опытом зарубежных стран, в уголовных кодексах которых норм о хулиганстве нет (например, УК ФРГ, Австрии, Франции), а также кодификационными традициями старого русского законодательства .
На мой взгляд, статья 213 УК нужна, но ее необходимо изменять, дорабатывать, преобразовывать с учетом накопившихся теоретических знаний по данной норме и с учетом судебной практики. Большой шаг к этому уже был сделан внесением изменений в статью 213, фактически это были даже не изменения это была новая статья.










5.Список литературы.

1. Конституция РФ от 1993г.
2. Уголовный Кодекс РФ 13.06.1996 №63-ФЗ (ред. 16.12.2003г.).
3. Федеральный закон Российской Федерации от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации».
4. Уголовный Кодекс РСФСР Утв. ВС РСФСР 27.10.60 (ред. от 30.07.96).
5. ФЗ от 13.12.96 N 150-ФЗ «Об оружии» (принят ГД ФС РФ 13.11.96).
6. Постановление Пленума ВС РФ от 24 декабря 1991 г. N 5 «О судебной практике по делам о хулиганстве (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.93 N 11, от 25.10.96 N 10).
7. Извлечение из постановления Президиума Волгоградского Областного суда от 11.03.2000г. Бюллетень Верховного Суда РФ №10, 2001г.
8. Извлечение из постановления Президиума Томского Областного суда от 12.05.1999г. Бюллетень Верховного Суда РФ №2, 2000г.
9. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть. Под общей редакцией проф. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. - М., 2002г., Издательство Группа Инфра - М - Норма.
10. Ляпунов Ю. Соотношение хулиганства и преступлений против личности. //СЗ, 1980, №9